1 2 3 4

Эстафета

пожилого бойца; с какого-то двора лез через изгородь увалень Бабич вподвернутой задом наперед зимней шапке. "Не мог найти другого прохода,тюфяк", - мысленно выругался сержант, увидев, как тот сначала перебросилчерез забор свой автомат, а потом неуклюже перевалил нескладное, медвежьетело.

   - Сюда, сюда давай! - махнул он, злясь, потому, что Бабич, поднявавтомат, начал отряхивать запачканные колени. - Быстрей!

   Автоматчики наконец поняли команду и, находя проходы, исчезли вкалитках домов, за строениями. Лемешенко вбежал в довольно широкийзаасфальтированный двор, на котором разместилось какое-то низкое строение,видно, гараж. Вслед за сержантом вбежали сюда его подчиненные - Ахметов,Натужный, Тарасов, последним трусил Бабич.

   - Лейтенанта убило! - крикнул им сержант, высматривая проход. - Возлебелого дома.

   В это время откуда-то сверху и близко прогрохотала очередь, и пулиоставили на асфальте россыпь свежих следов. Лемешенко бросился в укрытиепод глухую бетонную стену, что огораживала двор, за ним остальные, толькоАхметов споткнулся и схватился за флягу на поясе, из которой в две струилилась вода.

   - Собаки! Куда угодили, гитлерчуки проклятые...

   - Из кирки, - сказал Натужный, всматриваясь сквозь ветви деревьев всторону шпиля. Его невеселое, попорченное оспой лицо стало озабоченным.

   За гаражом нашлась калитка с завязанной проволокой щеколдой. Сержантвынул финку и двумя взмахами перерезал проволоку. Они толкнули дверь иоказались под развесистыми вязами старого парка, но тут же попадали.Лемешенко резанул из автомата, за ним ударили очередями Ахметов и Тарасов- меж черных жилистых стволов бежали врассыпную зеленые поджарые фигурыврагов. Неподалеку за деревьями и сетчатой оградой виднелась площадь, а заней высилась уже ничем не прикрытая кирка, там бегали и стреляли немцы.

   Вскоре, однако, они заметили бойцов, и от первой пулеметной очередибрызнула щебенка с бетонной стены, засыпав потрескавшуюся кору старыхвязов. Надо было бежать дальше, к площади и к кирке, преследуя врага, неслезать с него, не давать ему опомниться, но их было мало. Сержантпосмотрел в сторону, - больше пока никто не пробрался к этому парку:чертовы подворья и изгороди своими лабиринтами сдерживали людей.

   Пулеметы били по стене, по шиферной крыше гаража, бойцы распласталисьпод деревьями на травке и отвечали короткими очередями. Натужный выпустилс полдиска и утих - стрелять было некуда, немцы спрятались возле церкви, иих огонь с каждой минутой усиливался.

   Ахметов, лежа рядом, только сопел, зло раздувая тонкие ноздри ипоглядывая на сержанта. "Ну а что дальше?" - спрашивал этот взгляд, иЛемешенко знал, что и другие тоже поглядывали на него, ждали команды, носкомандовать что-либо было не так-то просто.

   - А Бабич где?

   Их было четверо с сержантом: слева Натужный, справа Ахметов сТарасовым, а Бабич так и не выбежал со двора. Сержант хотел было приказатькому-нибудь посмотреть, что случилось с этим увальнем, но в это время

1 2 3 4