Сотников, часть 2

последние его слова. Правая рука следователя медленно потянулась кпресс-папье на столе.

   - Ну?

   - Сволочи! - не найдя ничего другого, выдавил из себя Сотников.

   Следователь несколько поспешнее, чем надо было, схватил пресс-папье ипристукнул им по столу, будто ставил последнюю точку в этом бескровном итем не менее страшном допросе.

   - Будилу ко мне!

   В коридоре зычно раздалось: "Будилу к господину следователю!", послечего Портнов, обойдя стол, спокойно уселся в кресле. На Сотникова он ужене смотрел, будто его и не было тут. Он закурил. Сдается, его миссия былазакончена, начиналось второе отделение допроса.

   Внешне стараясь оставаться спокойным, Сотников весь напрягся, кактолько отворилась дверь и на пороге появился Будила.

   Вероятно, это был здешний полицейский палач - могучий, буйволоподобныйдетина с костлявым, будто лошадиная морда, лицом. Неприятно поражал весьего кретинически-свирепый вид, но особенно пугали вылезшие из рукавовбольшие косматые кисти рук, которыми впору было разгибать подковы.Наверно, по установленной здесь традиции, войдя, он с порога прицелился вжертву хмурым взглядом немного косивших глаз.

   - А ну!

   Объятый слабостью, Сотников продолжал сидеть, отодвигая от себя что-тобезусловно ужасное. Тогда Будила с многозначительной неторопливостьюшагнул к стулу. Огромная ручища широко сгребла на запавшей груди Сотниковасуконные борта шинели, напряглась и оторвала его от стульчика.

   - А ну, большевистская гнида!

  

  

  

  

  

  

  

   "Достукался!" - почти зло подумал Рыбак, когда Стась на дворе схватилСотникова и поволок его в помещение. Он думал, что следом погонят и их сДемчихой, но для них полицаи открыли двери в подвал. Прежде чем затолкатьих туда, ему развязали руки, вытянули ремешок из брюк. Демчиху же оставилисо связанными руками и кляпом во рту.

   - Давай вниз! Быстро!

   В подвале царила тьма, или, может, Рыбаку так показалось после дневногосвета на улице. Сначала они очутились в каком-то сыром коридорчике, шедшийвпереди полицай загремел железным запором, и Рыбак, наткнувшись на спинуДемчихи, остановился, потирая набрякшие зудом кисти.

   - Марш, марш! Чего стал? - подтолкнул его тот, что шел сзади:оказывается, перед ним уже отворилась новая дверь в темноту.

   Делать было нечего, Рыбак протиснулся между полицаем и Демчихой,опасливо вогнул голову и очутился за порогом какой-то затхлой каморки.Минуту он ничего не мог рассмотреть тут, маленькое окошко вверху слепосветило на потолок, внизу же было темно. В нос ударило чем-то прокисшим,несвежим, совершенно невозможным для дыхания, и он остановился, не зная,куда ступить дальше.

   Сзади тем временем лязгнул засов, Демчиха осталась с полицаями, которые