Сотников, часть 2

и, полный внимания, замер, вперив в него жесткий, все замечающий взгляд.

   Рыбак подумал, что тут уж можно солгать - пусть проверят. Разве чтоСотников...

   - Командир отряда? Ну этот... Дубовой.

   - Дубовой? - почему-то удивился следователь.

   Рыбак продолжительным взглядом уставился в его глаза. Но не затем,чтобы уверить следователя в правдивости своей лжи, важно было понять:верят ему или нет?

   - Прохвост! Уже с Дубовым снюхался! Так я и знал! Осенью не взяли, ивот, пожалуйста...

   Рыбак не понял: кого он имеет в виду? Старосту? Но как же тогда? Видно,он здесь что-то напутал... Однако размышлять было некогда, Портновстремительно продолжал допрос:

   - Где отряд?

   - В лесу.

   Тут уж он ответил без малейшей задержки и прямо и безгрешно посмотрел вхолодно-настороженные глаза следователя - пусть уверится в его абсолютнойправдивости.

   - В Борковском?

   - Ну.

   (Дураки они, что ли, сидеть в Борковском лесу, который хотя и большой,но после взрыва моста на Ислянке обложен с четырех сторон. Хватит того,что там осталась группа этого Дубового, остатки же их отряда перебралисьза шестнадцать километров, на Горелое болото.)

   - Сколько человек в отряде?

   - Тридцать.

   - Врешь! У нас есть сведения, что больше.

   Рыбак снисходительно улыбнулся. Он почувствовал надобностьпродемонстрировать легкое пренебрежение к неосведомленности следователя.

   - Было больше. А сейчас тридцать. Знаете, бои, потери...

   Следователь впервые за время допроса довольно поерзал в кресле:

   - Что, пощипали наши ребята? То-то же! Скоро пух-перо полетит от всехвас.

   Рыбак промолчал. Его настроение заметно тронулось в гору; кажись, отСотникова они немного узнали, значит, можно насказать сказок - пустьпроверяют. Опять же было похоже на то, что следователь вроде начал добретьв своем отношении к нему, и Рыбак подумал, что это его отношение надобнокак-то укрепить, чтобы, может, еще и воспользоваться им.

   - Так! - Следователь откинулся в кресле. - А теперь ты мне скажи, ктоиз вас двоих стрелял ночью? Наши видели, один побежал, а другой началстрелять. Ты?

   - Нет, не я, - сказал Рыбак не слишком, однако, решительно.

   Тут уже ему просто неловко было оправдываться и тем самым перекладыватьвину на Сотникова. Но что же - брать ее на себя?

   - Значит, тот? Так?

   Этот вопрос был оставлен им без ответа - Рыбак только подумал: "Чтоб тыиздох, сволочь!" Так хитро ловит! Да и на самом деле, что он мог ответитьему?

   Впрочем, Портнов не очень и настаивал.

   - Так, так, понятно. Как его фамилия?

   - Кого?

   - Напарника.

   Фамилия! Зачем бы она стала ему нужна, эта фамилия? Но если Сотников не