Сотников, часть 2

назвал себя, то, видно, не следует называть его и ему. Наверно, надо былокак-либо соврать, да Рыбак не сразу сообразил как.

   - Не знаю, - наконец сказал он. - Я недавно в этом отряде...

   - Не знаешь? - с легким упреком переспросил Портнов. - А староста этот,говоришь, Сыч? Так он у вас значится?

   Рыбак напряг память - кажется, он даже и не слышал фамилии старосты илиего клички.

   - Я не знаю. Слышал, в деревне его зовут Петр.

   - Ах, Петр.

   Ему показалось, что Портнов этот какой-то путаник, но тотчас онсообразил: следователь хочет запутать его.

   - Так, так. Значит, родом откуда? Из Могилева?

   - Из-под Гомеля, - терпеливо поправил Рыбак. - Речицкий район.

   - Фамилия?

   - Чья?

   - Твоя.

   - Рыбак.

   - Где остальная банда?

   - На... В Борковском лесу.

   - Сколько до него километров?

   - Отсюда?

   - Откуда же?

   - Не знаю точно. Километров восемнадцать будет.

   - Правильно. Будет. Какие деревни рядом?

   - Деревни? Дегтярня, Ульяновка. Ну и эта, как ее... Драгуны.

   Портнов заглянул в лежащую перед ним бумажку.

   - А какие у вас связи с этой... Окунь Авгиньей?

   - Демчихой? Ей-богу, никаких. Просто зашли перепрятаться, ну и поесть.А тут ваши ребята...

   - А ребята и нагрянули! Молодцы ребята! Так, говоришь, никаких?

   - Точно никаких. Авгинья тут ни при чем.

   Следователь бодро вскочил из-за стола, локтями поддернул сползавшие впоясе бриджи.

   - Не виновата? А вас принимала? На чердаке прятала? Что, думаешь, незнала, кого прятала? Отлично знала! Покрывала, значит. А по законамвоенного времени что за это полагается?

   Рыбак уже знал, что за это полагается по законам военного времени, иподумал, что, пожалуй, придется отказаться от непосильного теперьнамерения выгородить Демчиху. Было очевидно, что на каждую такую попыткуследователь будет реагировать, как бык на красный лоскут, и он решил недразнить. До Демчихи ли тут, когда неизвестно, как выкарабкаться самому.

   - Так, хорошо! - Следователь подошел к окну и бодро повернулся накаблуках; руки его были засунуты в карманы брюк, пиджак на груди широкораспахнулся. - Мы еще поговорим. А вообще должен признать: парень ты сголовой. Возможно, мы сохраним тебе жизнь. Что, не веришь? - Следовательиронически ухмыльнулся. - Мы можем. Это Советы ничего не могли. А мы можемказнить, а можем и миловать. Смотря кого. Понял?

   Он почти вплотную приблизился к Рыбаку, и тот, почувствовав, что допросна том, наверно, кончается, почтительно поднялся со стула. Следователь былему по плечо, и Рыбак подумал, что с легкостью придушил бы этогомаломерка. Но, подумав так, он почти испугался своей такой нелепой тут