Сотников, часть 2

   - Рыбак? Фу ты! Дай еще.

   Рыбак снова придержал его голову - стуча зубами о котелок, Сотниковвыпил еще и пластом слег на солому.

   - Что, мучили здорово? - спросил Рыбак.

   - Да, брат, досталось, - выдохнул Сотников.

   Рыбак заботливо оправил на нем шинель и привалился спиной к стене,рассеянно вслушиваясь в шумное дыхание товарища, которое, однако, помалувыравнивалось.

   - Ну, как теперь самочувствие?

   - Теперь хорошо. Лучше. А тебя?

   - Что?

   - Били?

   Этот вопрос застал Рыбака врасплох. Он не знал, как коротко объяснитьтоварищу, почему его не пытали.

   - Да нет, не очень.

   Сотников закрыл глаза. Его изможденное, серое, с отросшей щетиной лицоедва выделялось в сумерках на серой соломе. В груди все хрипело. И тогдаРыбаку пришло в голову, что, пока имеется такая возможность, надо бы кое очем условиться относительно предстоящих допросов.

   - Слушай, я вроде их обхитрю, - шепнул он, склонившись к товарищу. Тотудивленно раскрыл глаза - широкие белки в глазницах тускло блеснулиотраженным светом. - Только нам надо говорить одно. Прежде всего - шли запродуктами. Хутор сожжен, притопали к Лесинам, ну и...

   - Ничего я им не скажу, - перебил его Сотников.

   Рыбак прислушался, нет ли кого поблизости, но, кажется, всюду былотихо. Только сверху доносились голоса и шаги, как раз над их камерой. Носверху его не услышат.

   - Ты брось, не дури. Надо кое-что и сказать. Так слушай дальше. Мы изгруппы Дубового, он сейчас в Борковском лесу. Пусть проверят.

   Сотников задержал дыхание:

   - Но Дубовой действительно там.

   - Ну и что?

   Рыбак начинал злиться: вот же несговорчивый человек, разве в этом дело!Безусловно, Дубовой с группой в Борковском лесу, но оттого, что ониназовут место его расположения, тому хуже не станет - полицаям до него недобраться. Остатки же их отряда как раз в более ненадежном месте.

   - Слушай! Ты послушай меня! Если мы их не проведем, не схитрим, точерез день-два нам каюк. Понял? Надо немного и в поддавки сыграть. Нервать через силу.

   Сотников, слышно было, будто насторожился, притих, дыхание его замерло- сдается, он что-то обдумывал.

   - Ничего не выйдет, - наконец сказал он.

   - Как не выйдет? А что тогда выйдет? Смерти достукаться легче всего.

   "Вот дурила", - подумал Рыбак. Уж такого неразумного упрямства он неожидал. Впрочем, сам одною ногой в могиле, так ему все нипочем. Не хочетдаже шевельнуть мозгами, чтобы не потащить за собой и товарища.

   - Ты послушай, - помолчав, горячо зашептал Рыбак. - Нам надо ихповадить. Знаешь, как щуку на удочке. Иначе перетянешь, порвешь - и всепропало. Надо прикинуться смирными. Знаешь, мне предложили в полицию, -как-то сам не желая того, сказал Рыбак.

   Веки у Сотникова вздрогнули, затаенным тревожным вниманием сверкнули