Сотников, часть 2

немощной чужой старухи? А смерть все не шла... Прощаясь тогда, Рыбак вшутку пожелал ей как можно скорее окончить свое пребывание на этом свете,и она искренне благодарила его, молясь все об одном. А теперь вот опять тоже самое. Но ведь это ребенок.

   Что делается на свете!

   - А после мне лучше стало. Однажды очень напугалась утром. Толькозадремала, сдалось, какой-то зверь крадется по берегу под кустом. А этокот. Огромный такой серый котище из местечка, наверно, остался один, ну иищет себе прокорму. Рыбу ловит. Знаете, на берегу так замрет, уставится вводу, а потом как прыгнет! Вылезет весь мокрый, а в зубах рыбка. Вот,думаю, если бы мне так наловчиться! Хотела я отнять рыбину, да не успела:удрал кот и под другим кустом съел всю, и хвостика не осталось. Но потоммы с ним подружились. Придет когда днем, заберется в куст, ляжет рядышкоми мурлычет. Я глажу его и немножечко сплю. А он чуткий такой. Как толькокто-либо поблизости объявится, он сразу натопырится, и я уже знаю: надобояться. А когда очень голод донял, выбралась ночью на огород поблизости.У Кривого Залмана огурцы еще остались, семенные которые, морковка. Но котже не ест морковки. Так мне его жаль станет...

   - Пусть бы мышей ловил, - отозвалась из темноты Демчиха. - У нас, вПоддубье, у одних была кошка, так зайчат таскала домой. Ей-богу, не лгу. Акак-то приволокла зайца огромадного, да на чердак не встащила - видно, неосилила. Утречком вышел Змитер, глядь: заяц под углом лежит.

   - А, так то, наверно, у нее котята были, - догадался Петр.

   - Ну, котятки.

   - Так это понятно. Тут уж для котят старалась. Как мать все равно...Ну, а потом как же ты?

   - Ну так и сидела, - тихонько и доверчиво шептала Бася. - Тетка... Нута, которая... еще несколько раз хлеба давала. А потом очень холодностало, дождь пошел, начала листва осыпаться. Однажды меня кто-то утречкомувидел, дядька какой-то. Ничего не сказал, прошел мимо. А я такнапугалась, чуть до ночи додрожала. Вечером, как дождь посыпал, вылезла,бродила, бродила по зауголью, а под утро забралась в чей-то овин. Тампересидела три дня. Там хорошо было, сухо, да обыск начался. Искаликакую-то рожь и меня едва не нашли. Так я перешла в сарай - свиньи тамбыли. Ну и я возле них. Затиснусь ночью между свиньей и подсвинком и сплю.Свинья спокойная была, а кабан, холера на него, кусался...

   - А, господи! Вот намучалась, бедная! - вздохнула Демчиха.

   - Нет. Там тепло было.

   - А как же с едой? Или носил кто?

   - Так я же не показывалась никому. А ела... Ну там в корыте выбиралачто-то...

   - Ой, до чего людей довели, боже, боже!.. А хозяева что, так и незаметили?

   - Заметили, конечно. Заспала однажды - уже снег был. Выскочила, чтобперебежать через улицу - там дом был пустой, ну я и пряталась. Толькоулицу перебежала, оглянулась, а дядька стоит в дверях, смотрит. Я за клен,притаилась. Толстый такой клен там...

   - Ой, наверно, что против аптеки? - догадалась Демчиха. - Так там жеИгналя Супрон жил...

   - А тебе что? - неласково перебил ее Петр. - Кто ни жил, не все ли