Сотников, часть 2

   В тот день возили с поля снопы.

   Это считалось совсем уже мальчишечьим делом. Дорога была знакомой,изученной им до мельчайших подробностей. Почти с закрытыми глазами онпомнил, где надо взять чуть-чуть стороной, где держать по колеям, каклучше объехать глубокую, с водой, рытвину в логу. Самым опасным местом наэтой дороге была Купцова гора - косогор, поворот и узкий овражек подвысоким обрывом. Там надо было смотреть в оба. Но все обходилосьблагополучно. Отец подобрал последние крестцы в конце нивы и, видно,нагрузил телегу с избытком - едва хватило веревки, чтобы увязать воз. Кнему наверх взобрались еще семилетняя сестренка Маня и соседская девочкаЛюба.

   Всю дорогу, переваливаясь из стороны в сторону, он тихо ехал на высокомвозу, как всегда уверенно управляя конем. Миновали Купцову гору, дорогапошла в лог. И тогда что-то случилось с упряжью, конь не сдержал, телегавысоко задралась левой стороной и стала клониться направо. Коля бросилвзгляд вниз и скатился с воза.

   Ясно поняв, что должно произойти затем, он в каком-то бездумном порывебросился под кренящийся тяжелый воз, подставляя под его край свое ещеслабое мальчишеское плечо. Тяжесть была неимоверной, в другой раз он,наверное, ни за что бы не выдержал, но в этот момент выстоял. Девочкискатились на землю, его завалило снопами, но лошадь все же как-тосправилась с возом и отвернула передок в сторону от угрожающей крутизныоврага.

   Потом его хвалили в деревне, да он и сам был доволен своим поступком -все-таки спас от беды себя, коня и девчонок - и начал думать тогда, чтоиначе поступить не мог. И еще Коля поверил, что он человек смелый. Самымважным было, конечно, не растеряться и не струсить.

   И вот теперь перед ним опять тот самый обрыв.

   Только здесь не растеряться мало, и никакая смелость здесь не поможет,здесь нужно что-то другое, чего ему явно недоставало. Тут он связан порукам и ногам и, видно, ничего уже сделать не сможет.

   Но неужели тот следователь врал, когда что-то обещал ему, даже какбудто уговаривал? Наверно, напрасно Рыбак тогда не согласился сразу -завтра как бы не было поздно. Впрочем, оно и понятно. Следователь тут,наверно, не самый большой начальник, есть начальство повыше, оноприказало, и все. А теперь поправить что-либо, переиначить, наверно, ужепоздно.

   Нет, на гибель он не мог согласиться, ни за что он не примет впокорности смерть - он разнесет в щепки всю их полицию, голыми рукамизадушит Портнова и того Стася. Пусть только подступят к нему...

  

  

  

  

  

  

  

   После короткого разговора со старостой, который тем не менее совершеннообессилил его, Сотников ненадолго заснул. Проснувшись, он неожиданнопочувствовал себя мокрым от пота; столько времени паливший его жарсменился потливой прохладой, и Сотников зябко поежился под своей волглойшинелью. Но голове стало вроде бы легче, горячая одурь, туманившая его