Сотников, часть 2

нему, промолвил Рыбак.

   Сосед толкнул его локтем в бок.

   - Яволь, а не есть! Привыкать надо.

   "Пошел ты к черту!" - выругался про себя Рыбак. И вообще пусть вселетит к дьяволу. В тартарары! Навеки!

   Команду распустили. Рыбак метал вокруг смятенные взгляды и не знал, начто можно решиться. Полицаи во дворе загалдели, затолкались, беззлобнопоругиваясь, принялись закуривать, в воздухе потянуло сладким дымкомсигарет. Некоторые направились в помещение, а один пошел в угол двора кузкой дощатой будке с двумя дверками на деревянных закрутках. Рыбак бокомтакже подался туда.

   - Эй, ты куда?

   Сзади с чуткой встревоженностью в глазах стоял Стась.

   - Сейчас. На минутку.

   Кажется, он произнес это довольно спокойно, затаив в себе свой теперьединственно возможный выход, и Стась беспечно отвернулся. Да, к чертям!Всех и все! Рыбак рванул скрипучую дверь, заперся на проволочный крючок,взглянул вверх. Потолок был невысоко, но для его нужды высоты, видимо,хватит. Между неплотно настланных досок вверху чернели полосы толя, запоперечину легко можно было просунуть ремень. Со злобной решимостью онрасстегнул полушубок и вдруг застыл, пораженный - на брюках ремня неоказалось. И как он забыл, что вчера перед тем, как их посадить в подвал,этот ремень сняли у него полицаи. Руки его заметались по одежде в поискахчего-нибудь подходящего, но нигде ничего подходящего не было.

   За перегородкой топнули гулко подошвы, тягуче проскрипела дверь -уходила последняя возможность свести счеты с судьбой. Хоть бросайся внизголовой! Непреодолимое отчаяние охватило его, он застонал, едва подавляя всебе внезапное желание завыть, как собака.

   Но знакомый голос снаружи вернул ему самообладание.

   - Ну, ты долго там? - прокричал издали Стась.

   - Счас, счас...

   - Начальство зовет!

   Конечно, начальство не терпит медлительности, к начальству надлежитявляться бегом. Тем более если решено сделать тебя полицаем. Еще вчера онмечтал об этом как о спасении. Сегодня же осуществление этой мечтыоборачивалось для него катастрофой.

   Рыбак высморкался, рассеянно нащупав пуговицу, застегнул полушубок.Наверно, ничего уже не поделаешь - такова судьба. Коварная судьбазаплутавшего на войне человека. Не в состоянии что-либо придумать сейчас,он отбросил крючок и, стараясь совладать с рассеянностью, вышел изуборной.

   На пороге, нетерпеливо выглядывая его, стоял начальник полиции.