Сотников, часть 2

   Тот выскочил в коридор, а полицай обошел стол и неторопливо уселся всвоем кресле. Все время он держал себя подчеркнуто сдержанно,настороженно, будто таил что-то важное и многообещающее для арестанта.Взгляд своих острых, чем-то озабоченных глаз почти не сводил с Сотникова.

   - Можете сесть на стул.

   Сотников кое-как поднялся с пола и боком опустился на стул, отставив всторону ногу. Так стало удобнее, можно было терпеть. Он вздохнул, повелвзглядом по стенам, глянул за печку, в угол у окна, не сразу поняв, чтоищет орудия пыток - должны же они тут быть. Но, к его удивлению, ничего,чем обычно пытают, в помещении не было видно. Между тем он чувствовал, чтоотношения его с этим полицаем уже перешли границу условности и, посколькуигра не удалась, предстоял разговор по существу, который, разумеется,обещал мало приятного.

   Тем временем Стась Гаманюк принес большую эмалированную кружку воды, иСотников жадно выпил ее до дна. Полицай за столом терпеливо ждал, наблюдаяза каждым его движением, о чем-то все размышлял или, может, старалсячто-то понять.

   - Ну, познакомимся, - довольно миролюбиво сказал он, когда Стась вышел.- Фамилия моя Портнов. Следователь полиции.

   - Моя вам ничего не скажет.

   - А все-таки?

   - Ну, Иванов, допустим, - сказал Сотников сквозь зубы: болела нога.

   - Не возражаю. Пусть будет Иванов. Так и запишем, - согласилсяследователь, хотя ничего не записывал. - Из какого отряда?

   Ого, так сразу и про отряд! Прежде чем что-либо ответить, Сотниковпомолчал. Следователь, по-прежнему буравя его взглядом, взял со столавыпачканный чернилами деревянный пресс, неопределенно повертел в руках.Сотников невидяще смотрел на его пальцы и не знал, как лучше: начать игрув поддавки или сразу отказаться от показаний, чтобы не лгать и непутаться. Тем более что в его ложь этот, наверно, не очень поверит.

   - А вы думаете, я вам скажу правду?

   - Скажешь! - негромко и с таким внутренним убеждением сказалследователь, что Сотникову на минуту стало не по себе, и он исподлобьявопросительно посмотрел на полицейского.

   - Скажешь!

   Начало не обещало ничего хорошего. На вопрос об отряде он, разумеется,отвечать не станет, но и другие, наверно, будут не легче. Следовательждал, рассеянно играя прессом. Движения его худых, тонких пальцев былиспокойно уверенными, неторопливыми, этой своей неторопливостью, однако, ивыдававшие тщательно скрываемую до поры напряженность. Странно, что с видуой был так мало похож на палача-следователя, наверно имевшего на своемсчету не одну загубленную жизнь, а скорее напоминал скромного, дажезатрапезного сельского служащего. И в то же время было заметно, какдремлет в нем что-то коварно-вероломное, ежеминутно угрожающее арестанту.Сотников ждал, когда оно наконец прорвется, хотя и не знал, как крепкинервы этого человека и за каким вопросом следователь скинет наконец с себямаску.

   - Какое имели задание? Куда шли? Как давно пособником у вас эта