Сотников, часть 1

   Они шли лесом по глухой, занесенной снегом дороге, на которой уже неосталось и следа от лошадиных копыт, полозьев или ног человека. Тут,наверно, и летом немного ездили, а теперь, после долгих февральскихметелей, все заровняло снегом, и, если бы не лес - ели вперемежку сольшаником, который неровно расступался в обе стороны, образуя тусклобелеющий в ночи коридор, - было бы трудно и понять, что это дорога. И всеже они не ошиблись. Вглядываясь сквозь голый, затянутый сумеркамикустарник, Рыбак все больше узнавал еще с осени запомнившиеся ему места.Тогда он и еще четверо из группы Смолякова как-то под вечер тожепробирались этой дорогой на хутор и тоже с намерением разжитьсякакими-нибудь продуктами. Вон как раз и знакомый овражек, на краю которогоони сидели втроем и курили, дожидаясь, пока двое, ушедшие вперед, подадутсигнал идти всем. Теперь, однако, в овраг не сунуться: с края его свисалнаметенный вьюгой карниз, а голые деревца на склоне по самые верхушкиутопали в снегу.

   Рядом, над вершинами елей, легонько скользила в небе стертая половинкамесяца, который почти не светил - лишь слабо поблескивал в холодноммерцании звезд. Но с ним было не так одиноко в ночи - казалось, вродекто-то живой и добрый ненавязчиво сопровождает их в этом пути. Поодаль влесу было мрачновато от темной мешанины елей, подлеска, каких-то неясныхтеней, беспорядочного сплетения стылых ветвей; вблизи же, на чистойбелизне снега, дорога просматривалась без труда. То, что она пролегалаздесь по нетронутой целине, хотя и затрудняло ходьбу, зато страховало отнеожиданностей, и Рыбак думал, что вряд ли кто станет подстерегать их вэтой глуши. Но все же приходилось быть настороже, особенно после Глинян,возле которых они часа два назад едва не напоролись на немцев. К счастью,на околице деревни повстречался дядька с дровами, он предупредил обопасности, и они повернули в лес, где долго проплутали в зарослях, пока невыбрались на эту дорогу.

   Впрочем, случайная стычка в лесу или в поле не очень страшила Рыбака: уних было оружие. Правда, маловато набралось патронов, но тут ничего неподелаешь: те, что остались на Горелом болоте, отдали им что могли изсвоих тоже более чем скудных запасов. Теперь, кроме пяти штук в карабине,у Рыбака позвякивали еще три обоймы в карманах полушубка, столько же былои у Сотникова. Жаль, не прихватили гранат, но, может, гранаты еще и непонадобятся, а к утру оба они будут в лагере. По крайней мере, должныбыть. Правда, Рыбак чувствовал, что после неудачи в Глинянах они немногозапаздывают, надо было поторапливаться, но подводил напарник.

   Все время, пока они шли лесом, Рыбак слышал за спиной его глуховатый,простудный кашель, раздававшийся иногда ближе, иногда дальше. Но вот онсовершенно затих, и Рыбак, сбавив шаг, оглянулся - изрядно отстав,Сотников едва тащился в ночном сумраке. Подавляя нетерпение, Рыбак минутуглядел, как тот устало гребется по снегу в своих неуклюжих, стоптанныхбурках, как-то незнакомо опустив голову в глубоко надвинутой на ушикрасноармейской пилотке. Еще издали в морозной ночной тишине послышалось