Сотников, часть 1

безостановочно объезжали их: колонна не прекращала движения. Бойцы состанин беспорядочно палили вверх из винтовок, но пользы от такой ихстрельбы было мало. Они даже не могли заставить самолеты подняться выше, ите носились над дорогой, едва не задевая верхушки посадок.

   Сотников сидел на головном в батарее тракторе и как избавления, каксамого большого счастья жаждал команды съехать с этой проклятой дороги иразвернуться. Уж он бы тогда встретил немцев. Он бы обрушил на их головытакое, что им и не снилось. Но не было даже команды остановиться, полк вседвигался и двигался, и каждые два часа над ним разгружались обнаглевшие"юнкерсы" и "хейнкели", перед которыми вся эта огневая мощь былабеззащитной.

   Так наступила последняя ночь их блуждания по западнобелорусскимдорогам.

   Полк был уже далеко не тот, что вначале: несколько расчетов погибло, вего батарее почти прямым попаданием бомбы разворотило на дороге орудие.Правда, три еще оставались исправными, разве что со вмятинами на щитах, сизодранной гусматикой колес и множеством осколочных шрамов на стволах истанинах. У второго орудия потек пробитый накатник. Четверых погибшихбатарейцы везли, в прицепе на снарядных ящиках, семерых раненых отправилив тыл. Впрочем, это были еще не самые большие потери - другим батареямдосталось хуже. Полковая колонна сократилась едва не наполовину, несколькоорудий осталось на дороге: поврежденные трактора не могли их тянуть, азапасных не было. Теперь почти всю ночь двигались на восток, и в этом былплохой признак: ПНШ, закуривший из его пачки, намекнул на окружение, оно ив самом деле было похоже на то. Бойцы не спали все четверо суток,некоторые, сидя на станинах, немного вздремнули под утро - ночь была самойспокойной порой, если бы не эта неопределенность в обстановке, чернойплахой нависшая над полком. Перед рассветом сделали короткую остановку вкакой-то деревне, навстречу шли пехотинцы; невдалеке, видно было в ночи,зажженное авиацией, что-то горело ярким, на полнеба, пламенем - говорили,станция. Никто им не объяснил ничего, видно, командиры знали не большебойцов, но людям как-то само собой передалось, что совсем близко ненцы.Вскоре командир полка майор Парахневич повернул колонну на боковую,обсаженную вербами дорогу. Поехали куда-то на юг. Ночью было спокойнее безавиации, зато они были слепы и глухи: за ревом тракторов ничего невозможнобыло услышать, а в летней ночной темноте не много увидишь. Перед самымрассветом Сотников не выдержал и только задремал на сиденье, как громовойвзрыв на обочине вырвал его из сна. Комбата обдало землей и горячей волнойвзрыва, он тут же вскочил: "Комсомолец" сильно осел на правую гусеницу. Итут началось...

   Как раз светало, за вербами ярко синел край неба и серело овсяное поле,а откуда-то спереди, от головы колонны, их начали расстреливать танки. Неуспел Сотников соскочить с трактора, как рядом запылал тягач третьейбатареи, провалилась в воронку гаубица. Оглушенный близкими ударамивзрывов, он скомандовал батарее развернуться вправо и влево, но не такпросто было вывернуться с громоздкими орудиями на узкой дороге. Второйрасчет бросился через канаву в овес и тут же получил два снаряда в