Сотников, часть 1

Забрали все чисто.

   - Кто забрал?

   - Ну, известно кто. Как у красноармейской матери. Чтоб им подавиться,иродам!

   Тут Рыбак с мимолетным сочувствием взглянул на женщину - если таперешла на проклятия, значит не врет, можно верить. И он про себянедовольно чмыхнул, поняв, что и здесь, наверно, ничего не выйдет, - не донитки же обирать ее, и без того обобранную немцами. Придется искатьдальше.

   Сотников, ссутулясь, уныло ожидал под стеной, и Рыбак шагнул к женщине.

   - Что, не расколешь?

   Тетка догадалась, что он поможет, и, заметно обрадовавшись, как-тосразу сбросила с себя пугливую настороженность.

   - Да вот, лихо на него, вбила - не выдеру. С вечера бьюсь, ни туда нисюда.

   - А ну дай!

   Рыбак закинул за спину карабин и обеими руками взялся за гладкое сухоетопорище. Хакнув, сильно ударил поленом о колоду, потом еще. Ударял метко,с удовольствием, ощущая силу в руках и привычную с детства сноровку, когдатак же вот зимними вечерами колол на утро дрова. Пилить не любил, а колотьвсегда был готов с охотой, находя как бы извечное удовлетворение в этойтрудной, не лишенной мужского удальства работе.

   На четвертом ударе трещина криво обежала сук, и полено развалилосьнадвое. Он расколол еще и половинки.

   - От спасибо, сынок. Дай тебе бог здоровьичка, - без тени недавнейскованности благодарила тетка.

   - Спасибом не отделаешься, мать. Продукты имеются?

   - Продукты? А какие продукты? Бульбочка есть. Мелкая, правда. Если что,заходите, сварю затирки.

   - Это что! Нам с собой надо. Скотину какую.

   - Э, скотину. Где ее взять теперь...

   - А там кто живет? - Рыбак показал рукой через огород, где заостроверхим тыном белела снежная крыша соседней постройки. Кажется, тамтопили: ветер заносил во двор запах дыма и чего-то съестного.

   - А Петра Качан. Он теперь старостой тут, - простодушно сообщила тетка.

   - Да? Здешний староста? Ты слышишь? - Рыбак повернулся к Сотникову,который, прислонясь к бревну, терпеливо стоял под стеной.

   - Ну. Поставили старостой.

   - Сволочь, да?

   - А не сказать. Свой человек, тутошний.

   Рыбак, помедлив, решил:

   - Ладно, пошли к старосте. Он-то уж, наверно, побогаче тебя.

   Они не стали искать стежку, подлезли под жердь в изгороди, перешлизасыпанный золой и картофельной кожурой огород и через дыру в старом тынепролезли во двор старосты.

   Тут порядка было побольше, чем на соседнем дворе, во всем чувствоваласьзаботливая рука хозяина. С трех сторон двор обступали постройки: изба,сарай, легкий навес; у крыльца стояли сани с остатками сена в розвальнях -верное свидетельство того, что хозяин находится дома. Под крышей сараявысился ладный штабелек наготовленных, напиленных и поколотых дров.