Сотников, часть 1

карабин и не заметил, как в полном молчании опорожнил миску. Староста всес тем же угрюмым видом неподвижно сидел в углу. Хозяйка стояла невдалекеот стола с искренней готовностью услужить гостю.

   - Так, хлебушко я приберу. Это на его долю, - сказал Рыбак, кивнув всторону Сотникова.

   - Берите, берите, детки.

   Староста, казалось, чего-то молча ожидал - какого-нибудь слова или,может, начала разговора о деле. Его большие узловатые руки спокойно лежалина черной обложке книги. Засовывая остаток хлеба за пазуху, Рыбак сказал снеодобрением:

   - Книжки почитываешь?

   - Что ж, почитать никогда не вредит.

   - Советская или немецкая?

   - Библия.

   - А ну, а ну! Первый раз вижу библию.

   Подвинувшись за столом, Рыбак с любопытством взял в руки книгу,отвернул обложку. Тут же он, однако, почувствовал, что не надо было делатьэтого - обнаруживать своего интереса к этой чужой, может, еще немцамиизданной книге.

   - И напрасно. Не мешало бы и почитать, - проворчал староста.

   Рыбак решительно захлопнул библию.

   - Ну, это не твое дело. Не тебе нас учить. Ты немцам служишь, поэтомунам враг, - сказал Рыбак, ощущая тайное удовлетворение от того, чтоподвернулся повод обойтись без благодарности за угощение и переключитьсяна более отвечавший обстановке тон. Он вылез из-за стола на середину избы,поправил на полушубке несколько туговатый теперь ремень. Именно этотповорот в их отношениях давал ему возможность перейти ближе к делу, хотясам по себе переход и нуждался еще в некоторой подготовке. - Ты враг. А сврагами у нас знаешь какой разговор?

   - Смотря кому враг, - будто не подозревая всей серьезности своегоположения, тихо, но твердо возразил старик.

   - Своим. Русским.

   - Своим я не враг.

   Староста упрямо не соглашался, и это начинало злить Рыбака. Не хваталоеще доказывать этому прислужнику, почему тот, хочет того или нет, являетсяврагом Советской державы. Заводить долгий разговор с ним Рыбак не имелникакого желания и спросил с плохо скрытой издевкой:

   - Что, может, силой заставили? Против воли?

   - Нет, зачем же силой, - сказал хозяин.

   - Значит, сам.

   - Как сказать. Вроде так.

   "Тогда все ясно, - подумал Рыбак, - не о чем и разговаривать".Неприязнь к этому человеку в нем все нарастала, он уже пожалел о времени,потраченном на пустой разговор, тогда как с самого начала все было ясно.

   - Так! Пошли! - жестко приказал он.

   Вскинув руки, к Рыбаку бросилась старостиха.

   - Ой, сыночек, куда же ты? Не надо, пожалей дурака. Старик он, поглупости своей...

   Староста, однако, не заставил повторять приказ и с завиднымсамообладанием неторопливо поднялся за столом, надел в рукава тулуп. Былон совсем седой и, несмотря на годы, большой и плечистый - встав, заслонил