Сотников, часть 1

собой весь угол с иконами.

   - Замолчи! - приказал он жене. - Ну!

   Видно, старостиха привыкла к послушанию - всхлипнула напоследок иподалась за занавеску. Староста осторожно, будто боясь что-то задеть,вылез из-за стола.

   - Ну что ж, воля ваша. Бейте! Не вы, так другие.

   Вон, - он коротко кивнул на простенок, - ставили уже, стреляли.

   Рыбак невольно взглянул, куда указывал хозяин; действительно, на белойстене у окна чернело несколько дыр - похоже, от пуль.

   - Кто стрелял?

   Готовый ко всему, хозяин неподвижно стоял на середине избы.

   - А такие, как вы. Водки требовали.

   Рыбак внутренне передернулся: он не хотел уподобляться кому-то. Своинамерения он считал справедливыми, но, обнаружив чьи-то, похожие на свои,воспринимал собственные уже в несколько другом свете. И в то же время неверилось, чтобы староста его обманывал - таким тоном не врут. Тихоньковсхлипывая, из-за занавески выглядывала старостиха. На скамейке,сгорбившись, кашлял Сотников, но он ни одним словом не вмешался в егоразговор с хозяином - кажется, напарнику было не до того.

   - Так. Корова есть?

   - Есть. Пока что, - безо всякого интереса к новому обороту делаотрешенно ответил староста.

   Старостиха перестала всхлипывать и затихла, прислушиваясь к разговору.Рыбак раздумывал: было весьма соблазнительно пригнать в лес корову, но,пожалуй, отсюда будет далеко, можно не успеть до утра.

   - Так, пошли!

   Он закинул за плечо карабин, староста покорно надел снятую с гвоздяшапку и молча распахнул дверь. Направляясь за ним, Рыбак кивнул Сотникову:

   - Ты подожди.

  

  

  

  

  

  

  

   Как только дверь за ним затворилась, хозяйка бросилась к порогу.

   - Ой, божечка! Куда же он его? Ой, за что же он? Ой, господи!

   - Назад! - хрипло выдавил Сотников и, не поднимаясь со скамьи, вытянулногу, преграждая путь к двери.

   Женщина испуганно остановилась. Она то всхлипывала, то смолкала,напряженно прислушиваясь к звукам извне. Сотников плохо уловил смыслнедавнего здесь разговора, но то, что дошло до его затуманенного горячкойсознания, давало основание думать, что Рыбак, наверное, пристрелитстаросту.

   Но шло время, а выстрела не было. Закрывая рот уголком платка, женщинавсе охала и причитала, а Сотников сидел на скамье и стерег, чтобы она невыскочила во двор - не подняла бы крик. Чувствовал он себя плохо. Донималкашель, очень болела голова, возле горячей печи его бросало то в жар, то вхолод.

   - Сынок, дай же я выйду! Дай гляну, что они там...

   - Нечего глядеть.

   Женщина слепо кидалась в полумраке избы, все причитая, наверно, чтобы