Сотников, часть 1

небольшой, подпухшей, с синеватым ободком-вокруг и с виду вовсе нестрашной - типичной пулевой раной, которая еще чуть-чуть кровоточила. Сдругой стороны бедра выхода не было, что значило: пуля застряла в ноге.Это уже было похуже.

   - Да, слепое, - озабоченно сказал Рыбак. - Придется доставать.

   - Ладно, ты же не достанешь, - начал раздражаться Сотников. - Такзавязывай, чего разглядывать.

   - Ничего, что-то придумаем. Хозяюшка, может, и перевязать чем найдется?- громче спросил Рыбак, а сам мокрым полотенцем начал отирать с телаподсохшую кровь.

   Нога Сотникова болезненно вздрагивала, тот, однако, напрягался итерпел, и Рыбак подумал, что, в общем, ранение не слишком тяжелое, еслитолько пуля не задела кости. Если пулю извлечь, то за месяц все зарастет.Куда важнее было этот месяц где-то перепрятаться, чтобы не попасть кнемцам.

   Вскоре Демчиха появилась в дверях с чистым полотняным обрывком в руках,и Сотников стеснительно съежился.

   - Не бойтесь! Нате вот, перевязывайте, чем нашла.

   Все время, пока Рыбак бинтовал бедро, Сотников, сжимая зубы, подавлялстон и, как только все было окончено, пластом свалился на скамью. Рыбаксполоснул в чугунке руки.

   - Ну вот операция и закончена. Хозяюшка!

   - Вижу, не слепая, - сказала Демчиха, появляясь в дверях.

   - А что дальше - вот загвоздка. - Рыбак с очевидной заботой сдвинул назатылок шапку и вопросительно посмотрел на женщину.

   - А я разве знаю, что у вас дальше?

   - Идти он не может - факт.

   - Сюда же пришел.

   Наверно, она что-то почувствовала в его дальнем намеке, и онипристально и настороженно посмотрели друг другу в глаза. И эти их недолгиевзгляды сказали больше, чем их слова. Рыбак снова ощутил в себенеуверенность - что и говорить: слишком тяжел был тот груз, который онсобирался переложить на плечи этой вот женщины. Впрочем, она, видать, нехуже его понимала, какому подвергалась риску, если бы согласилась с ним, ипотому решила стоять на своем.

   В довольно беглом, до сих пор ни к чему не обязывающем разговоренаступила заминка. Сотников выжидательно притих на скамье, а Рыбакозабоченно взглянул в окно.

   - Немцы!

   Как ужаленный он отпрянул к порогу, за какую-то долю секунды все жеуспев схватить взглядом нескольких вооруженных людей, стоящих на кладбище.Они именно стояли, а не шли, хотя он даже не понял, куда были обращены ихлица, - он только увидел их силуэты с торчащими из-за спин стволамивинтовок.

   Сотников поднялся в углу, зашарил возле себя рукой, стараясь схватитьоружие. Хозяйка как стояла, так и замерла, кровь разом отхлынула от еелица, вдруг ставшего совершенно серым. Рыбак сначала бросился к двери, нотут же вернулся, чтобы еще раз взглянуть в окно.

   - Идут! Трое сюда идут!

   Действительно, трое с кладбища не спеша шли вниз к стежке, как раз,