Сотников, часть 1

наверно, по их недавним следам. Как только Рыбак увидел это, внутри в немвсе сжалось в щемящем предчувствии беды. Никогда он не пугался так, дажесегодняшней ночью в поле. Казалось, самым разумным теперь было бежать, ноон бросил взгляд на скорченного на скамье Сотникова, сжимавшего в рукевинтовку, и остановился. Бежать было нельзя. Демчиха, наверно, такжепоняла это и вдруг затвердила паническим шепотом:

   - На чердак! На чердак! Лезьте на чердак!

   Ну, разумеется, на чердак, где же еще можно спрятаться в крестьянскойизбе. Они сунулись в темноватые сени, в углу которых чернел квадратный лазна чердак, но лестницы под ним не было, и Рыбак вскочил на каменные кругижерновов. Там он перебросил на чердак винтовку и оглянулся.

   - Давай твою!

   Сотников, расставив руки, перебирался через порог, Демчиха поддерживалаего. Он подал винтовку, и Рыбак также сунул ее в темную дыру чердака.Затем, едва не опрокинув жернова, втащил на них Сотникова. Верхнее бревноотсюда было еще высоко, но Рыбак все-таки дотянулся до него и, гремя постене сапогами, как-то взобрался наверх. Тут же ухватил за протянутые рукиСотникова. Демчиха все время усердно, хотя и не в лад, помогала снизу;Сотников ослабело карабкался, напрягаясь из последних сил, и наконецперевалился через верхнее бревно стены.

   - Там пакля! За паклю лезьте! - подсказывала снизу хозяйка.

   Рыбак пробежал по мягкой чердачной засыпке. Тут, как и в сенях,господствовал полумрак, хотя из-под крыши и сквозь маленькое слуховоеокошко во фронтоне пробивалось немного света, в котором был виден широкийстолб кирпичной трубы, какие-то обноски на длинном шесте, сломанная прялкавнизу. Поодаль под крышей он рассмотрел порядочный ворох пакли.

   - Сюда давай!

   Сотников, подобрав винтовку, на четвереньках подался под скос крыши вугол, куда указал Рыбак, и тот, поддев сапогом, навалил на него ворохпакли. Потом и сам затиснулся под крышу за спину товарища.

   Замерев, они лежали, едва справляясь с дыханием. В нос шибало резкимпеньковым запахом, костра из пакли обсыпала лицо и кололась за воротником.Напрягая слух, Рыбак старался понять, шли немцы по их следам или такпросто направлялись в деревню. Если по следам, то, разумеется, будутискать. Тогда вряд ли им тут отсидеться. В груди Сотникова громко хрипело,это мешало слушать, и все же они старались не пропустить ни одного звукаснаружи. Голоса раздавались уже так близко, что Рыбака охватила оторопь:немцы заговорили с Демчихой.

   - Привет, фрава! Как жисть?

   Оказывается, это были полицаи, Рыбак узнал их с первого слова. Неостанавливаясь, они прошагали по двору, кажется направляясь к двери.Демчиха почему-то молчала, и Рыбак весь напрягся, страстно желая, чтобыони прошли мимо.

   - Что молчишь? Зови в гости, - глуховато донеслось снизу.

   - Пусть вас на кладбище зовут, таких гостей, - был им ответ.

   "Э, не надо так, - с сожалением пронеслось в голове у Рыбака. - Зачемзадираться!" Чутко вслушиваясь, он почти со страхом переживал грубые слова