Сотников, часть 1

хозяйки и очень опасался, что та каким-нибудь неосторожным словом разозлитих, и тогда не миновать беды.

   - Ого! Ты что, недовольна?

   - Довольна. Радуюсь, а как же!

   - То-то! Водка есть!

   - А у меня лавка, что ли??

   - Тогда гони пару колбас!

   - Еще чего захотели! Из кошки я их вам наделаю? Подсвинка забрали, атеперь колбас им!

   - Вот как ты нас встречаешь! - ехидно заскрипел другой голос. -Партизан так, наверно, сметанкой кормила бы.

   - Мои дети полгода сметаны не видели.

   - А мы сейчас это дело проверим!

   Ну конечно, нельзя было так задиристо обращаться с ними, вот они и непрошли мимо - их тяжелые шаги затопали уже в сенях. Но, кажется, дверь визбу еще не открывали, и Рыбак похолодел от неожиданного и такогоестественного теперь предположения: а вдруг полезут на чердак заколбасами? Но нет, пока что стучали в сенях, наверно, откинули крышкусундука, что-то там упало и с громким жестяным стуком покатилось на пол.Боясь шевельнуться, Рыбак тихо лежал, вперив глаза в сухое, почерневшеестропило, и думал: нет, пришли не за ними. Ищут продукты - обычныйполицейский промысел в деревне, а на кладбище, по всей вероятности,пост-засада - будут караулить дорогу.

   Они все еще шарили в сенях, как Сотников рядом неестественно напрягся,в груди у него что-то ужасающе всхлипнуло, и Рыбак почти обмер в испуге -показалось, закашляет. Но он не закашлял, как-то сдержался, притих, а онитам, внизу, уже стукнули дверью, и вскоре их голоса приглушенно зазвучалив избе.

   - Где хозяин? В Московщине?

   - А мне откуда знать?

   - Не знаешь? Тогда мы знаем. Стась, где ее мужик?

   - В Москву, наверно, подался.

   - О, сука, скрывает! А ну врежь ей!

   - А-яй! Гады вы! - дико закричала Демчиха. - Чтоб вам околеть довечера! Чтоб вам глаза ворон повыклевывал! Чтоб вы детей своих неувидели!..

   - Ах вот как! Стась!

   В избе испуганно заверещала детвора, вскрикнула и умолкла девочка. Ивдруг из напряженной груди Сотникова пушечным выстрелом грохнул кашель. УРыбака как будто оборвалось что внутри, руки под паклей сами рванулись кСотникову, но тот кашлянул снова. В избе все враз смолкли, будто выскочилииз нее. Рыбак с невероятной силой зажимал Сотникову рот, и тот мучительнодавился в неуемных потугах. Но, видимо, было поздно - их уже услышали.

   - Кто там? - наконец прозвучало внизу.

   - А никто. Кошка там у меня простуженная, ну и кашляет, - слышно было,перестав плакать, испуганно заговорила Демчиха.

   Но ее не слишком уверенный голос, наверно, не убедил полицейских.

   - Стась! - властно скомандовал громкий свирепый бас.

   Рыбак на выдохе задержал дыхание, с необыкновенной ясностью сознавая,что все пропало. Наверно, надо было защищаться, стрелять, пусть бы погибли