Сотников, часть 1

затемнелся какой-то кустарник - спутанные заросли лозняка или ольшаниканад речкой, и они не спеша пошли к этим зарослям.

   Сотников чувствовал себя все хуже: кружилась голова, временами всознании что-то как будто проваливалось, исчезало из памяти, и тогда накороткое время он даже забывал, где находится и кто с ним. Наверно, всамом деле надо было воротиться или вовсе не трогаться из леса в такомсостоянии, но он просто не допускал мысли, что может всерьез заболеть. Нехватало еще болеть на войне. Никто из них не болел так, чтобы освобождалиот заданий, да еще таких пустяковых, как это. Кашляли, простуживалисьмногие, но простуда не считалась в лесу болезнью. И когда там, у костра наболоте, командир вызвал его по фамилии, Сотников не подумал о болезни. Аузнав, что предстоит сходить в село за продуктами, даже обрадовался,потому что все эти дни был голоден, к тому же привлекала возможностькакой-нибудь час погреться в домашнем тепле.

   И вот погрелся.

   В лесу все-таки было легче, а тут, на ветру, он почувствовал себясовсем плохо и даже испугался, что может упасть: так кружилась голова, иот слабости вело из стороны в сторону.

   - Ну, как ты?

   Остановившись, Рыбак обернулся, подождал, и от этого его простоговопроса, на который не обязательно было отвечать, у Сотникова потеплело вдуше. Больше всего он боялся из напарника превратиться в обузу, хотя изнал, что, если случится наихудшее, выход для себя найдет сам, никого необременяя. Даже и Рыбака, на которого как будто можно было положиться.После недавнего перехода шоссе, когда им двоим выпало прикрыть отходостатков разбитого отряда, они как-то сблизились между собой и всепоследние дни держались вместе. Наверно, потому вместе попали и на этозадание.

   - Вот лощину протопаем, а там за бугром и деревня. Недалеко уже, -подбадривал Рыбак, замедляя шаг, чтобы идти рядом.

   Сотников догнал его, и они вместе пошли по склону. Снег тут сталглубже, чем был на пригорке, ноги чаще проламывали тонковатый наст; месяцтеперь блестел за их спинами. Ветер сильными порывами раздольно гулял вснежном поле, короткие полы шипели хлестали по озябшим коленям Сотникова.Рыбак вдруг обернулся к товарищу:

   - Все спросить хочу: в армии ты кем был? Наверно, не рядовым, а?

   - Комбатом.

   - В пехоте?

   - В артиллерии.

   - Ну тогда ясное дело: мало ходил. А я вот в пехоте всю дорогу топаю.

   - И далеко протопал? - спросил Сотников, вспоминая свой путь на восток.

   Но Рыбак это понял иначе.

   - Да вот как видишь. От старшины до рядового дошел. А ты кадровый?

   - Не совсем. До тридцать девятого в школе работал.

   - Что, институт окончил?

   - Учительский. Двухгодичный.

   - А я, знаешь, пять классов всего... И то...

   Рыбак не договорил - вдруг провалился обеими ногами, негромко выругалсяи взял несколько в сторону. Тут уже начинался кустарник, заросли лозы,