Сотников, часть 1

камыша, снег стал рыхлее и почти не держал наверху; под ногами, кажется,было болото. Сотников в нерешительности остановился, выбирая, кудаступить.

   - За мной, за мной держи. По следам, так легче, - издали сказал Рыбак,направляясь в кустарник.

   Они долго пробирались по широкой пойменной лощине, пока вылезли иззарослей мерзлого тростника, отчаянно шелестевшего вокруг, перешлизасыпанную снегом речушку и снова пошли лугом, разгребая ногами рыхлый,глубокий снег. Сотников совершенно изнемог, тяжело дышал и едва дождался,когда кончится эта болотистая низина и начнется поле. Наконец кустарникостался позади, перед ними полого поднимался склон, снега здесь сталоменьше. Но идти вверх оказалось не легче. Сотникова все больше одолевалаусталость, появилось какое-то странное безразличие ко всему на свете. Вушах тягуче, со звоном гудело - от ветра или, может, от усталости, и оногромным усилием воли принуждал себя двигаться, чтобы не упасть.

   На середине длинного склона стало и вовсе плохо: подкашивались ноги.Хорошо еще, что снегу тут было мало, а местами его и вовсе посдуваловетром, и тогда под бурками проступали пыльные глинистые плешины. Рыбаквырвался далеко вперед - наверно, старался достичь вершины холма, чтобыоглядеться, - кажется, уже скоро должна была появиться деревня. Но еще недойдя до вершины, он остановился. Сотникову показалось издали, что он тамчто-то увидел, по отсюда ему плохо было видно, что именно. Снеговой холмполого поднимался к звездному небу и где-то растворялся там, исчезая втусклом мареве ночи. Позади же широко и просторно раскинулась серая,притуманенная равнина с прерывистой полосой кустарника, слабымиочертаниями каких-то пятен, расплывчатых теней, а еще дальше, почти непросматриваясь отсюда, затаился в темени покинутый ими лес. Он был далеко,тот лес, а вокруг стыло на морозе ночное поле - если что случится, помощиждать неоткуда.

   Рыбак все еще стоял, отвернувшись от ветра, когда Сотников кое-какприволокся к нему. Он уже не придерживался его следа - ступал куда попало,лишь бы не упасть. И, подойдя, неожиданно увидел: под ногами была дорога.

   Они ничего не сказали друг другу, вслушались, вгляделись и медленнопошли вверх - один по правой, а другой по левой колеям дороги. Дорога,наверно, вела в деревню - значит, может, еще удастся дойти туда, несвалиться в пути. Вокруг простирался все тот же призрачный ночной простор- серое поле, снег, сумрак со множеством неуловимых теневых переходов,пятен. И нигде не было видно ни огонька, ни движения - смолкла, затихла,притаилась земля.

   - Стой!

   Сотников шагнул и замер, коротко скрипнул и затих под его бурками снег.Рядом неподвижно застыл Рыбак. Откуда-то с той стороны, куда уходиладорога, невнятно донесся голос, обрывок какого-то окрика вырвался вморозную ночь и пропал. Они тревожно вгляделись в ночь - недалеко впереди,в ложбинке, похоже, была деревня: неровная полоса чего-то громоздкогомягко серела в сумраке. Но ничего определенного там нельзя было разобрать.

   Замерев на дороге, оба всматривались, не будучи в состоянии понять,