Сотников, часть 1

на Березине во время переправы почти вся она была расстреляна из засады, акто уцелел или не пошел ко дну, очутился в плену у немцев. В числе этихпоследних, на счастье или беду, оказался и Сотников.

   Да, это были отличные ребята, его артиллеристы, разведчики, огневики исвязисты. Круглый год он получал с ними только пятерки и благодарности отначальства за боевую подготовку, мастерство и меткую стрельбу на полковых,армейских и показных учениях. Думалось, разразится война, и им будутобеспечены блестящая победа, ордена, газетная слава и все прочее, к чемуони были вполне подготовлены и чего, безусловно, заслуживали. По крайнеймере, больше других.

   Но на войне все получилось иначе. Случилось так, что в распоряжениибатареи осталось несколько считанных секунд, и наибольший результат далите, кто скорее сориентировался, проворнее успел зарядить, кто простооказался ловчее и не растерялся в момент, когда у него самого задрожалируки.

   Рыбак уверенно шагал впереди вдоль опушки леска. Сотников опятьприотстал, его суконные растоптанные бурки, недавно доставшиеся ему отубитого партизана из местных, ровно шорхали по снежной замяти. Их путьлежал вниз, ветер заходил сбоку, месяц тускло и ровно блестел снебосклона. По-прежнему было морозно и ветрено, от стужи у Сотникова всесжалось, одеревенело внутри. Казалось, никогда в жизни он не испытывалтакого собачьего холода; как в эту февральскую ночь. От усталости иоднообразного шуршания ветра в бурьяне голова его полнилась гулом ипутаницей невнятных фраз, разговоров. В тусклой сумятице мыслей поройявственно проглядывало что-то из его прошлого...

   Наихудшее из всего состояло для Сотникова в том, что это был его первыйи его последний фронтовой бой, к которому комбат готовился в течение всейсвоей службы в армии. К сожалению, этот злосчастный бой еще раззасвидетельствовал тот непреложный, но нередко игнорируемый факт, что вусвоении опыта предыдущей войны не только сила, но, наверное, и слабостьармии. Наверно, характер каждой следующей войны слагается не столько изтипических закономерностей предыдущей, сколько из незамеченных илиигнорированных ее исключений и неожиданностей, что и формирует как еепобеды, так и ее поражения. Жаль, что Сотников понял это слишком для себяпоздно, когда уроки его короткой фронтовой науки были для него ужебесполезны, а вся его батарейная мощь превратилась в груду покореженногометалла на булыжном шоссе под Слонимом.

   Все это представлялось теперь как страшный, кошмарный сон, и, хотя ипотом на его долю выпало немало чудовищных испытаний, тот первый бойникогда не изгладится в его памяти.

   ...Четвертый день грохочущая колонна полка тащилась по лесным ипроселочным дорогам на запад, потом свернула на юг, но не проехала идесятка километров, как ее повернули на север. Трактора своим неумолчнымревом оглушали окрестность, от перегрева кипела вода в радиаторах, пот ипыль разъедали лица бойцов. С раннего утра до темноты над ними виселанемецкая авиация, "юнкерсы" непрерывно осыпали колонну бомбами. Все надороге было завалено песком и землей, смрадно горели тягачи, уцелевшие