Пойти и не вернуться, часть 2

Она попыталась отогнать плохие предчувствия, сказав себе, что рано ещеотступаться от этого человека, оставляя его в нелепейшем заблуждении; надоеще попытаться переубедить его, не дать сделать последний опрометчивыйшаг, за которым - гибель. Все-таки он был неплохой партизан и симпатичныйпарень, этот Антон Голубин, решившийся на такое отчасти и из-за нее тоже.И она схватилась за последнее, еще доступное ей средство.

   - Антон! Постой...

   Он быстро шагал по насыщенному влагой снегу, направляясь вдолькустарника поодаль от дороги, и нехотя остановился возле кольев ограды.Весь его угрюмый взъерошенный вид говорил: ну, что тебе еще надо? Зоськаподбежала ближе, чтобы в сгустившихся сумерках лучше видеть его лицо, и неузнала его: таким оно стало чужим и недобрым.

   - Антон, ты подумай... Я, знаешь, даю слово... Я никому не скажу. А тыиди назад. Хочешь, я напишу Шевчуку... Карандашик у тебя найдется?

   - Что ты напишешь? - холодно спросил он, стоя к ней боком.

   - Ну, что я тебя уговорила проводить меня. Чтобы тебя там засамоволку...

   - Тоже мне скажешь!.. - пренебрежительно буркнул он и, как всегда,споро зашагал вдоль кустарника.

   "Что же делать? Что делать? - едва не со слезами в который разспрашивала себя Зоська. - Неужели он уйдет? И куда? Ведь его же немцыповесят. Как он не понимает этого?"

   Еще подсознательно, но все определеннее она чувствовала, что идти с нимдальше нельзя, что так она просто завалит задание, подведет под петлюлюдей, себя и, вполне вероятно, - маму. Что Антон в таком его состоянии -словно бы пьяный или хуже пьяного, что он может натворить такого, чего самне ожидает. Но он, как и вчера, казалось, нимало не беспокоясь, уверенношагал по снежной целине к недалекому уже Скиделю. Заволоченное облакаминебо быстро темнело, снег внизу лежал белой нетронутой целиной, дул свежийзападный ветер, принесший промозглую ростепель и за день превратившийсвежевыпавший снег в хлюпкую кашу, в которой быстро промокли Зоськинысапоги. Идти было трудно, ноги проваливались до самой земли, но онанемного согрелась и пошла медленнее. Антон ушел далеко, однако она виделана снегу глубокие его следы и не боялась отстать, а догонять его ей нехотелось. Она даже подумала, что, может, он так и уйдет один, оставив ее вночи, и не испугалась этой своей мысли. Чем-то она даже понравилась ей,эта мысль.

   Но он не ушел один. Шагая впереди, он все-таки находил время оглянутьсяи, наверное, заметив, как далеко она отстала, приостановился возле опушки.Впереди был молодой хвойный лесок, справа лежало голое равнинное ноле.Зоська не помнила этих мест, но чувствовала, что Скидель совсем где-торядом. Идти оставалось час или два, и за это время ей предстояло что-торешить. Она уже знала, что идти с ним в Скидель просто не имела права.

   - Ну, что ты отстаешь? - спросил он с упреком, когда она подошла ближе.- Или устала?

   - Ногу натерла, - неохотно ответила Зоська. Действительно, в левом еесапоге толстым узлом сбилась портянка, которая больно натирала стопу на