Пойти и не вернуться, часть 2

она вскочила, сбрасывая с перетянутых кистей намотанные остатки веревки.Она еще не вполне осознала, что это спасение, она лишь почувствовала, чтовозможности ее вдруг увеличились, и особенно остро поняла, что у неепоявились союзники. Это сразу удвоило ее силы, она скинула с себяобреченность и устремилась к неясной еще, едва блеснувшей вдали надежде.

   - Сюда, сюда...

   Где-то в запечье хозяйка отбросила в сторону полосатуюзанавеску-дерюжку, Вацек знакомо стукнул клямкой двери, и на нее пахнулохолодом улицы - и свободой. "Спасибо!" - бросила она сдавленным шепотом и,наткнувшись на что-то в темноте и едва не упав, рванулась к спасительнозамерцавшему проему раскрытой во двор двери.

   Ну, конечно, здесь был ранее не замеченный ими черный ход из хаты водвор с дровосеком возле порога и разбросанными вокруг толстой колодыполеньями; чуть в стороне громоздились заснеженные комли сложенных подстеной бревен; она бросила взгляд в другую сторону - за плотом в снегутемнела на отшибе банька, мимо которой они проходили, направляясь кусадьбе.

   - Туда, туда бегите! - махал ей с порога Вацек, и она через пролом визгороди побежала к баньке.

   Она бесконечно долго бежала по свежему снегу каких-нибудь пятьдесятметров к баньке, ежесекундно ожидая услышать крик или даже выстрел сзади,теперь она знала, что пощады от него ей не будет. Но приземистая длиннаяхата с тристеном, наверно, прикрывала ее от двора, или, может, Антон был вхлеву, искал лошадь. Странно, но в эти секунды она почти жаждала егоокрика, она хотела засвидетельствовать его растерянность, пусть бы себестрелял, черта теперь он попадет в нее. А в беге она еще моглапосоревноваться с ним, пусть попробует догнать ее...

   Но пока он не крикнул и не бросился ее догонять, очевидно, он все ещене заметил ее побега, и она с распиравшим грудь дыханием забежала забаньку. Далее за изгородью и неширокой полосой огорода темнела в ночивысокая стена леса, который готов был спасти ее, надо лишь не терятьвремя, пока не спохватился Голубин. Но то ли с усталости или еще почему,она не бросилась дальше, в лес, а прижалась спиной к шершавым бревнамстены, и слезы снова покатились по ее щекам.

   - Ах, ты ж подлец! Ах, подлец... - сказала она себе, всхлипнув, иобмерла - со двора донесся знакомый голос Антона. Но голос был в меруспокоен, без крика и тревоги, что-то он спрашивал там, и ему тихо отвечалхозяин. Кажется, он все еще не обнаружил ее побега - они говорили олошади. Но что будет, когда он вернется в избу и не найдет ее там? Ведь онможет перестрелять всех, поняв, что она сбежала с их помощью. Боже, чтоожидало эту несчастную семью?..

   Она выглянула из-за угла, но во дворе между темных стен хаты и сараевничего не было видно. Антон с хозяином куда-то исчезли, может, ужевернулись в избу. Конечно, ей следовало без промедления бежать в лес,авось он не сразу бросился бы за ней по следам, но она медлила. Ее опятьсловно парализовало за этой провонявшей копотью и дымом банькой, вся онатряслась от охватившей ее на ветру стужи и с ужасом ждала криков и