Пойти и не вернуться, часть 2

подъеме.

   - Так переобуйся.

   Еще не зная, что предпринять, Зоська быстро огляделась окрест - далековпереди на лесной опушке, ей показалось, блеснул огонек.

   - Там что - деревня?

   - Там? - Антон вгляделся в плотно осевшие на снег зимние сумерки. -Деревни тут не должно быть. Хутор, наверно.

   - Зайдем на хутор, - сказала она.

   - Зачем? До Скиделя вон пять километров.

   - Ну зайдем. Мне надо.

   - Вот еще! Зачем тебе хутор? Придем на место, там можно посушиться ивообще...

   Но она быстро пошла вперед вдоль опушки на робко мерцавший вдаликрасноватый огонек. Она не знала, зачем ей был нужен этот одинокий хутор,но чувствовала, что нельзя ей теперь идти в Скидель и надо протянутьвремя.

   Они долго шли по раскисшему снегу вдоль леса на то исчезавший, то сновапоявлявшийся далекий огонек в чьем-то окне. Зоська уже не стараласьзаговорить с Антоном, она тихонько плакала, украдкой смахивая пальцамислезы. Это же надо так все испохабить в ее и без того непростой дороге,думала она про Антона, чувствуя себя глубоко уязвленной и обманутой.Оказывается, она нужна была ему для шкурнического его намерения, а вовсене потому, что он полюбил ее. Хотя... Все-таки он не отказывался от нее -наоборот, он готов был разделить свою судьбу с ней, и она была не против,она даже была бы рада. Если бы только он оставался прежним партизанскимпарнем Антоном Голубиным. Но ведь он вознамерился перемениться - как сэтим могла согласиться Зоська?

   И помимо всего прочего, он порол явную глупость со Скиделем, потому чтонемцы никогда ему не простят его партизанства и рано или поздно повесят сбиркой на шее. Напрасно он надеется на какого-то своего земляка. В такомделе никакой земляк не поможет.

   Надо было задержать Антона. Как это сделать, Зоська еще не знала. В тоже время она чувствовала, что сама уже сильно опоздала, что так могутпройти все сроки ее задания. Но теперь ей было не до сроков. Под угрозойнаходились она и ее задание.

   Огонек вдали исчез, они долго ничего не видели в темени, кроме неясногосеревшего в ночи снежного поля и шумящей на ветру хвойной опушки рядом. Ноопушка тянулась и тянулась куда-то в снежные сумерки, пока за очереднымповоротом перед ними опять не появился крохотный красноватый огонек вокошке. Под самым лесом ютилось несколько хуторских построек, чернел наснегу пунктир изгороди, и в темном небе на сучьях старых деревьев тусклобелел снег. Антон остановился, Зоська тоже придержала шаг - с хуторадонесся скрип колодезного журавля и неясно послышался шум переливаемой изведра воды.

   Антон, ничего не сказав, направился вдоль ограды к постройкам, иЗоська, немного отстав, пошла следом. По-видимому, они зашли с тыльнойстороны усадьбы, от леса; хату и окошко с огоньком скоро прикрыли снежныекрыши сараев, появилась банька на отшибе. Под низкой стеной у избы лежалапокрытая снегом куча бревен, видно, заготовленных на дрова или накакую-нибудь постройку. Антон только обошел эти бревна и почти столкнулся