Пойти и не вернуться, часть 2

этого сержанта, он мог их обоих с легкостью прикончить где хочешь.

   Скорым шагом они прошли мимо колодца и вышли в ночное поле. Злосчастныйхутор скоро без следа растворился в серой промозглой тьме ночи, слился ссумеречной стеной хвойного леса. Зоська, однако, не оглядывалась, она едвапоспевала за Антоном; пустые опущенные рукава его кожушка метались поветру, словно крылья подстреленной птицы, и Зоське на минуту припомнилсяее загадочный сон перед пробуждением. Сон, несомненно, имел какой-тозловещий для нее смысл, в другой раз она бы долго ходила под еговпечатлением, теперь же размышлять о нем не было времени. Действительностьбыла мало приятнее сна, и снова было не ясно, чем все окончится.

   Они быстро шли ночным полем по неглубокому, чуть причерствевшему к утруснегу. Антон старательно шагал за идущим впереди всех чернобородым,которого сержант называл Салеем, и Зоська догадалась, что этот - ееземлячок, из местных. Но рассчитывать на него не приходилось, она поняла,что здесь всем заправлял этот молодой сержант, к которому неизвестно какбыло подступиться. Впрочем, она получила возможность перевести дыхание,все-таки она избежала гибели, Антоновы планы рухнули, и Зоська сблагодарностью вспомнила хозяина хутора, этого безропотного исполнителяволи жены, который не растерялся, спас хутор и Зоську. Но, странное дело,Зоська не ощущала в себе облегчения, скверные предчувствия продолжалиухватисто властвовать над ее сознанием.

   Они все шли полем, мимо каких-то кустарников, сверху из темного небападал невидимый в ночи редкий снежок, отдельными снежинками таявший на еелице, и она совершенно не представляла, куда их ведут. Теперь, когдаопасность слегка отвела свою занесенную над ней косу, Зоська все большестала думать о том, что ей все-таки надо в Скидель. Все-таки заданиеоставалось в силе, и теперь вроде бы отпало то, что не давало возможностиего выполнить. Об Антоне Зоська старалась не вспоминать даже, он пересталдля нее существовать и, хотя шагал в трех шагах впереди, он теперь был -ничто. Стремление окончательно освободиться от всего, что так позорносвязалось с ним, и делать свое дело все настойчивее овладевало ею, и онане утерпела.

   - Ребята, а куда вы нас ведете? - спросила она по возможностибеззаботнее.

   - Куда надо! - холодно бросил сержант, идущий последним в этой цепочке.

   - Тут такое дело, - сказала, подумав, Зоська. - У меня задание.

   - Какое задание?

   - Ну... Я же не могу вам объяснить какое. Мне надо в сторону Скиделя.

   - К немцам?

   - Ну почему к немцам? - готова была обидеться Зоська. - У меня задание.

   - У нас тоже задание, японский городовой! - недружелюбно парировалсержант. - А мы вон вожжаемся с вами, время тратим. Вот возьмем и шлепнемобоих к чертовой матери.

   - За что? - оглянувшись, попыталась улыбнуться Зоська.

   - За то! Война, задание, а они тут любовь крутят. Да мародерствомзанимаются по хуторам. А теперь - задание...

   Нет, он был невыносим, этот молодой задавака, и заслуживал того, чтобы