Пойти и не вернуться, часть 2

с человеком в кожухе, несшем в обеих руках два деревянных ведра воды.

   - О, полные, удача будет! - вместо приветствия шутливо воскликнулАнтон. Человек остановился, молча поставил ведра на снег, рассматривая вполумраке ночного пришельца. - В хате чужих нет? - тихо спросил Антон.

   - Не, нема, - глухим голосом ответил человек.

   - Хозяин? - кивнул Антон.

   - Так, так.

   - Ну, приглашай в хату. Погреться надо.

   - Проше, проше пана, - не очень, однако, обрадованно проговорил хозяин.Оставив на снегу ведра, он поспешил к дощатому очищенному от снегакрыльцу, открыл низкую дверь. - Проше пана.

   Переступив вслед за Антоном порог, Зоська очутилась в просторномтристене, хозяин закрыл за ней дверь, и она огляделась. Напротив входатопилась печь с большими закопченными чугунами у огня - наверно, на кормскоту, подумала Зоська. Возле печи с ухватом в руках стояла не старая еще,белолицая женщина, спокойно и молча оглядевшая Антона, потом скользнувшаявзглядом по Зоське. Из-за стола удивленно глядел на них сидевший надраскрытой книгой мальчуган-подросток, перед ним хлипко мигал огонеккоптюшки, той самой, наверно, которая и привела их сюда.

   В избе царил полумрак, тянуло стужей от двери, дрова в печи, наверно,только еще разгорались.

   - Вот передохнуть, - сказал Антон, стоя под несмутившимся взглядомженщины.

   - Проше, проше, - тихо сказала хозяйка и поставила в угол ухват.

   Зоська попыталась понять, куда они попали, что за люди на этом хуторе,но сразу понять что-либо было трудно. Кажется, хозяин и хозяйкаразговаривали по-польски, значит, были, видимо, из местной шляхты, какпонимала Зоська, всегда имевшей свое особенное отношение к миру.Светловолосый мальчишка выскочил из-за стола и услужливо придвинул поближек гостям стоявшую у стенки скамью.

   - Проше пани и пана сядать, - с ласковой напевностью в голосе сказалахозяйка.

   - Сядем, - сказал Антон. - Садись, Зоська, переобувайся. Погреемсянемного.

   Зоська с удовольствием опустилась на гладкую дубовую скамейку, стянулараскисший сапог. Мальчик опять сел на свое место у коптюшки.

   - Что читаешь? - спросила Зоська, заглядывая в книгу.

   - Я? - преодолевая смущение, переспросил мальчик. - "Таямничий острав",- ответил он по-белорусски.

   - Знаю. Хорошая книга.

   - Ага. Только конца нет. Конец тут выдранный, - сказал, смущаясь,мальчишка.

   - Конец, проше пана, выдранный, так он ее четыре раза прочел. Уже почтинаизусть знае, - сказала от печи хозяйка.

   В ее тоне Зоське послышалось чуть-чуть прикрытое удовлетворениенеобычным пристрастием сына-читателя.

   - Так если бы конец был, - грустно протянул мальчишка, играя спотрепанной книгой. Зоська поправила портянку и с усилием натянула мокрыйсапог.

   - Так ты и не знаешь, чем кончилось? Я тебе сейчас расскажу. Тебя как