Пойти и не вернуться, часть 2

вернется к своим. Значит, прежде всего надо поладить с Зоськой.

   - Зось, а Зось! Ты на меня не злись, - сказал он примирительно, почти спросьбой в голосе. - Я же хотел как лучше. Для тебя и для себя.

   - А я и не злюсь. Что на тебя злиться...

   - Вот молодец! - сказал он обрадованно. - Выйдем к своим,поправишься... Мы еще поладим с тобой, правда ведь?

   - Нет уж, мы не поладим.

   - Это почему? Ведь я же тебя...

   - Помолчи лучше, - глухо перебила она, и он подумал: неужели обиделасьнапрочь? Или очень болит рана? Рана, конечно, скверная, как бы Зоська,если даже и выживет, не осталась навсегда дурочкой. Голова все-таки, немягкое место сзади. Голову прежде всего беречь надо, потому солдатам нафронте выдают каски. Умные люди придумали. Если поврежден череп, то можнои умереть, это неважно, что пока стоишь на ногах и при памяти. Помер жевон от такой раны партизан из первого взвода Сажнев, хотя перед тем троесуток был на ногах и чувствовал себя неплохо.

   - Слушай, Зоська, - сказал он помягче, почти ласково. - Ты вчерапредлагала написать командиру. Ну обо мне, в общем...

   - Что написать? - не поняла она.

   - Ну, ты говорила. Что я помогал тебе и прочее. Что прикрыл группу там,на "железке". Ведь если бы не я, они бы всех, как Салея. Ведь так же?

   - А зачем писать? - холодно сказала Зоська. - Ты что, меня ужехоронишь?

   - Я не хороню. Но ведь ты остаешься, - кивнул он в сторону деревни, - амне топать в отряд.

   - Уж как-нибудь и я доберусь в отряд.

   - Но пока ты доберешься, меня могут... Как я там оправдаюсь?

   - О чем же ты раньше думал?

   - Раньше о другом думал. О тебе, между прочим! - начал раздражатьсяАнтон.

   Он в самом деле чувствовал себя обиженным ее несговорчивостью. Вот жепривел бог связаться с этой упрямицей, ни в чем невозможно с ней сладить.Прямо-таки странно, откуда это у нее берется? Судя по миловиднойвнешности, никогда не предположишь в ней этой твердости, с виду такаяпокладистая, улыбчивая, без грубого слова, всегда с готовностью понять иподдержать шутку. А тут... Язва стала, а не девка. Такие ему еще непопадались. Всегда он умел договориться с любой, если не сразу, то погодя,добиться своего с помощью ласкового слова и веселой шутки. С женщинами емув общем везло, и он нередко полагался на них в трудный момент своей жизни.А эта...

   Снег продолжал сыпать, но вроде тише стал ветер, и, кажется, началосмеркаться. В поле вокруг потемнело, померкло заволоченное тучами небо. УАнтона озябли в сырых сапогах ноги, и он, встав с камня, начал,притопывая, разминаться под грушей. Деревья и крыши в Княжеводцах все ещетускло серели за полем, но он знал, что через час-полтора станет темно. Онотведет Зоську в деревню, разыщет ее подругу, авось там будет спокойно иЗоська отлежится у знакомых. Ему же надо пробираться в отряд. Снег поканеглубокий, за ночь он сможет отмахать километров тридцать, местность поту сторону Немана ему хорошо знакома. Но прежде чем расстаться с Зоськой,