Пойти и не вернуться, часть 2

опять погрузиться в беспамятство от сильной, охватившей ее всю боли.

   Однако главное, наверно, все-таки произошло, она уже осознала грозящуюей опасность и набралась решимости противостоять ей. Она очень бояласьсмерти и очень хотела жить. Новым подсознательным усилием она прорваласьсквозь боль и вернула себе ощущение окружавшей ее реальности.

   Она еще не могла раскрыть глаз, но уже поняла, что лежит на снегу изамерзает. В довершение к боли стужа жестоко терзала ее израненное,обескровленное тело, она вся сотрясалась в дрожи, и первым ее побуждениембыло унять эту дрожь. Но дрожь все усиливалась, охватив конечности, вместес тем она почувствовала руки, ноги и попробовала повернуться, но тольконемощно простонала от боли в боку. И без того нечеткое сознание каждый разобрывалось на этой боли, и она не могла вспомнить, почему тут лежит.Наверно, стужа и боль вышибали все из ее памяти, и она, как младенец,начинала постигать мир с того, что было в непосредственной от нееблизости.

   Прежде всего это был снег, она бессознательно сгребла каждой рукой погорсти. Одубевшие пальцы плохо ей подчинялись, но она все-таки чувствовалаими холодную влажность снега. Такая же холодная знобящая влажность была унее под боком, отчего морозною стужей зашлось бедро, на котором оналежала. Сквозь боль ощутив мокроту, она снова напряглась в усилииповернуться и приоткрыла глаза.

   Вокруг было темно, с сумрачного неба сыпался мелкий снежок, рядом наветру трепетала склоненная над снегом былинка. Зоська перевела взглядближе и не узнала собственных рук - так густо их засыпало снегом.Испугавшись, что скоро ее совсем занесет в этом метельном поле, онадвинула одновременно двумя ногами и снова потеряла сознание.

   Она не могла знать, сколько на этот раз пролежала в беспамятстве, но,когда сознание снова воротилось к ней, она уже вспомнила, где лежит. И онапочувствовала еще, что особенно сильная боль, обессилившая ее тело,исходит из левого бока. Боль эта не дает ей вздохнуть, не дает резкодвинуться, она же давит ее непосильным удушающим грузом, распластав наморозном снегу.

   Но почему она одна? Почему она ранена в этом ночном снежном поле? Гделюди? Где партизаны, и как она здесь очутилась?

   Потребовалось несколько долгих минут и немалые усилия памяти, чтобы онамедленно восстановила в сознании разрозненные моменты прошлого,предшествующие ее ранению. Она вспомнила Антона и поняла, что его рядомнет. Память ее, ухватившись за конец этой ниточки, потянула за нее дальше,и через несколько невнятных картин Зоська вспомнила полевую грушу и крушнюпод ней, потом - последний разговор с Антоном... Еще она куда-то пошла...Да она же направилась в Княжеводцы! Ведь тут же за полем, совсем близко отгруши, видны были княжеводские крыши, и она пошла к ним, бросив Антона...А потом... Что было потом?

   Потом был выстрел сзади...

   Зоська не хотела плакать, но слезы сами собой полились по ее лицу, иона не вытирала их. Она снова перестала что-либо видеть впотьмах и едваудержалась в сознании. Превозмогая острую боль в боку, она уперлась правой