Пойти и не вернуться, часть 2

остерегаясь, перешел ее в рост и побрел дальше, стараясь не сбиться снаправления, взятого от Княжеводцев, Не сразу он понял, что имеет цельютот польский хутор, где так неудачно провел последнюю ночь с Зоськой.Почему именно тот, а не какой-нибудь другой хутор, он не мог дать себеотчета. Может быть, он шел туда потому, что там все же были знакомые емулюди и он рассчитывал перекусить у них и обогреться. При этом ему былоневажно, как они отнесутся к нему, он зла против них не имел, хотя прежнийурок намеревался учесть на будущее. Теперь он не выпустит из избы никого,пока сам из нее не выйдет. Но прежде всего он поест и чуток отдохнет втепле, а потом будет видно. Потом он что-либо придумает.

   Ему следовало что-то срочно придумать ради спасения, но мысли никак нешли дальше ближайших забот этой ночи и того знакомого хутора, а что делатьдальше, он не мог взять в толк. Ясно было лишь то, что к партизанам емупути нет, к Копыцкому тоже. К Копыцкому был некоторый смысл явиться сЗоськой, без нее же в полиции его не ждет ничего хорошего. Вот же чертовоположение, в которое загнала его война!

   По-видимому, он все-таки ослаб за эти сутки непрерывной ходьбы поснегу, без сна и без пищи. Несколько раз он замечал, что начинает дрематьна ходу, ощущение ежеминутной опасности притупилось в его сознании, он неузнавал местности и, кажется, снова не выдержал направления. С усилиемстряхнув с себя дрему, он огляделся и понял, что снова сбился с пути. Каки позапрошлой ночью, перед ним лежала на пойме Котра. "Это же надо, дваждызаплутать на одном месте", - думал он, глядя на извилистую полосукустарника вдоль речушки. По всей видимости, хутор остался правее, ближе кСкиделю. К тому же стало светать. Недавно еще плотный, затканныйснегопадом сумрак заметно редел, снежные сумерки подернулись прозрачнойрассветною синькой, долгая зимняя ночь тихо уступала свои права дню. Антонне заметил даже, когда прекратил сыпать снег, которого здесь намело почтипо колено. Сзади за ним тянулись свежие, видные даже во мраке, следы, и ондумал, что с такими следами далеко не уйти, так его быстро настигнут вполе.

   Как и позапрошлой ночью, ему ничего не оставалось, как повернуть вдольреки вправо. Правда, он мог повернуть и влево, но там, на узком мысу привпадении Котры в Неман, была большая деревня, а в большой деревне всегданедремно несет службу полиция. Антон предпочел не искушать судьбу-мачеху идержаться от деревень подальше. Но и до хутора было далековато, затемно онпросто мог не успеть. И тогда он с облегчением вспомнил, что где-топоблизости отсюда ютилась та самая развалюха-обора. Другого пристанища вэтих местах, наверно, сыскать не удастся.

   Недалеко отойдя от реки, он скоро нашел эту обору, еще издали увидавпод ней старое, обсиженное вороньем дерево. Уже совсем рассвело, полевокруг лежало пустое, дул морозный северный ветер. Антон осторожновыбрался из кустарника, вслушался. Было чертовски холодно, даже вороньесидело на дереве, зябко нахохлясь, без своего извечного грая. Человеческихследов возле оборы вроде бы не было видно, и он с неизвестно почемудрогнувшим сердцем вошел в ее широко распахнутые ворота.

   За ночь снежный сугроб возле дверей сильно увеличился и достиг