Пойти и не вернуться, часть 2

   - Пану бог даст, куда денется. Как говорится, обогрелись и пора впуть-дорожку.

   Он начал выбираться из-за стола, и у Зоськи тревожно забилось сердцепри мысли, что сейчас надо решиться. Надо отказаться идти с ним дальше,пусть идет, куда хочет, один.

   - Может, у пана и закурить найдется? - обратился Антон к хозяйке.

   - Ест, ест, - подтвердила она. - Стэфан, дай пану пшипалить.

   Исполнительный хозяин без слов метнулся в другую половину хаты ивернулся с кожаным кисетом в руках. Мужчины не торопясь свернули цигарки,потом Стэфан достал на конце лучины огонек из печи, и они прикурили.

   - Ну, как живется на хуторе? - поинтересовался Антон, сквозь дымиспытующе следя за хозяином. Тот, вроде затрудняясь с ответом, почесалзатылок.

   - Так, пан. Как когда. То добже, то кепско.

   На его заросшем густой щетиной лице действительно отразилосьзатруднение, и он тоже с подчеркнутым вниманием посмотрел на собеседника.

   - Не беспокоят под лесом?

   - Так. Коли не беспокоят. А коли и беспокоят.

   - А кто беспокоит? Немцы? Партизаны?

   - Як пану сказать? Коли так, а коли этак.

   Однако тактичный мужичок, не гляди, что простоватый с виду, подумалаЗоська, глядя на большую, с дымящей цигаркой руку присевшего у печихозяина. Рука его, однако, была спокойна, и вся внешность выражалауважительное ожидание. Хозяйка убирала со стола посуду, переставила впечурку коптюшку, чтобы в тристене было светлее, и не вмешивалась вразговор мужчин. Вацек низко сидел на чем-то в дальнем углу, не спускаявнимательного взгляда с гостей.

   - Ну что ж, нам пора, - Антон затушил в пальцах цигарку. Остаток ее онсунул за измятый отворот шапки и надел шапку на голову. - Зося!

   Зося, уронив голову, неподвижно сидела в конце стола.

   - Давай, потопали. Отдохнули, поели, - сказал Антон и поднялся,загородив собой половину тристена.

   Медленно подняв голову, Зоська увидела обращенные к ней вопросительныевзгляды хозяйки от печи, хозяина с табуретки напротив. Что-то, видно, онипочувствовали в ее поведении, и это насторожило их.

   - Ты иди один, - хрипловато от волнения выдавила она. - Я здесьостанусь.

   - Хе! - сказал Антон. - Новость! Как это - останусь?

   - Просто. Останусь на хуторе.

   Она уже справилась с первым обезоруживающим ее волнением и обрелатвердость. Главное было сделано - они размежевались, и, кажется навсегда.Допущенное ею легкомыслие следовало исправлять, и как можно скорее.

   - Погоди, - спокойно сказал Антон после недолгой паузы и сделал шаг вее сторону. - Ты это что - серьезно?

   - Вполне серьезно.

   - Не понимаю.

   - Что понимать? Я с тобой не пойду.

   - Это почему?

   - Ты знаешь почему.

   Как в мелком ознобе, в ней все дрожало от напряжения. В ответ на