Пойти и не вернуться, часть 2

деланное его спокойствие ей хотелось закричать, заплакать, но онасдерживалась, все-таки рядом были люди, которые неплохо отнеслись к ней ине знали причины того, что произошло между ними. Антон в раздумье недолгопостоял у стола, потом шагнул назад и сел на скамью.

   - Нет, так дело не пойдет! - со спокойной твердостью объявил он. - Такничего у тебя не выйдет.

   Хозяйка жестом услала Вацека во вторую половину избы, хозяин отошел кхозяйке, и оба они с удивлением глядели на Зоську, будто приросшую кскамье за столом. Стало тихо. Разгоревшиеся дрова в печи гоняли по потолкуи бревнам стены багровые блики. Зоська поняла, что предстоит бой, но онатвердо решила не уступать.

  

  

  

  

  

  

  

   Сев на скамью, Антон почувствовал, как тягуче загудело в его голове -такое с ним случалось нечасто. Пока он не счел себя одураченным, но сособенной ясностью понял, что эта строптивая девчонка еще наделает емухлопот. Тем более затащив его на этот идиотский хутор, к этим неизвестно вчью пользу настроенным хозяевам. Впрочем, хозяев он мало опасался, он былуверен, что с ними сладит хотя бы с помощью оружия. Было бы, однако,лучше, если бы они вели себя тихо, сохраняя нейтралитет к его драме.

   А драмы, пожалуй, не избежать, думал Антон. Как он не воздерживался, акажется, придется употребить силу, другого выхода у него не оставалось.Бросить ее тут одну он не мог: что ему было делать без нее в Скиделе? Овозвращении его в отряд не могло быть и речи - из леса он уже ушелокончательно и бесповоротно. Но он рисковал оказаться ни с чем - уйдя излеса, не дойти до местечка, - а так жить было невозможно. Так что же емубыло делать?

   Хозяева о чем-то тихо перешептывались у печи, украдкой бросаяосуждающие взгляды то на него, то на Зоську, которая словно окаменела законцом стола. Пока они не встревали в чужой для них и, наверно,малопонятный конфликт, и Антон подумал, что, возможно, удастся настроитьих в свою пользу, против Зоськи.

   - Вот! - кивнул он в ее сторону. - Заупрямилась женка. Понравилось ей увас, не хочет идти.

   - Я тебе не женка! - тут же резко ответила из-за стола Зоська.

   - Как это - не женка? - удивился Антон. - Во, дает баба! От мужаотказывается.

   - Врешь! Ты никогда не был мне мужем! - с надрывом выкрикнула Зоська изаплакала.

   Антон слегка растерялся. Он всегда терялся при виде плачущей женщины ине знал, о чем говорить дальше. Но все-таки он решил придерживаться тоговарианта, что Зоська - его жена, затеявшая недостойную ссору с мужем.

   - Ну, что возьмешь с бабы! - снисходительно сказал он, обращаясь кхозяину, который с озабоченным видом топтался возле печи и никак неотреагировал на его обращение.

   Зоська, однако, скоро перестала плакать, пальцами вытерла слезы,поправила сбившийся платок на голове. Антон украдкой поглядывал на нее, инесколько раз в его душе предательски шевельнулась жалость - зачем столько