1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Одна ночь

из глубины боли. Иван снова закрыл глаза, отдаваясь этой непроходящейболи, как вдруг спохватился: где автомат? Обеспокоенно рванулся с пола, норуки немца тут же придержали его, настойчиво уложили обратно, и Волокаподумал: наверно, теперь ни к чему беспокоиться, он в полной власти этогонемца, который уже имел столько возможностей его убить. Но ведь не убил.Значит, ему можно довериться. Иван рукой дотянулся до колена немца и слабопожал его. Фриц живо откликнулся, деликатно подобрал его руку и осторожнопереложил на прежнее место.

   Вскоре, однако, Иван заснул или, может, впал в забытье. Похоже, такоеего состояние продолжалось долго, кошмарные видения терзали его с прежнейсилой, но боль в голове вроде бы унялась, или, может, он притерпелся кней. Ему долго досаждали грачи, целая стая которых беспокойно виласьвокруг в поле над ним, беспомощно лежавшим с каким-то недугом, и он не моготогнать их. Рядом, аккуратно сложенные, лежали его солдатские пожитки:котелок, вещмешок, шинельная скатка, и на этой скатке сидел самый большойчерный грач, осмысленным, почти человеческим взглядом уставясь в него. Онждал, и Иван понимал, чего он дожидается. Содрогнувшись от его намерения,Иван, однако, собрался с силами и очнулся.

   В подвале стало светлее. Вдоль стены, где они выдирали плиту,громоздилась новая куча кирпича и щебня (видно, та, что обрушилась наИвана), и над ней ярким светом блестела дыра. Волоку сразу охватилорадостное желание, с помощью рук он поднялся, медленно повел головой,повязанной какой-то мокрой тряпкой, конец которой свисал возле уха.Вспомнив, что с ним произошло, он с благодарностью подумал о немце иоглянулся.

   Фриц Хагеман сидел рядом, спиной прислонясь к обломку стены, и спал.Голова его сонно склонилась на запыленное плечо, редкие волосы быливзъерошены и тоже пересыпаны пылью, нижняя губа сонно отвисла.

   Подле на бетонном полу стояла каска с остатком воды. Иван сразупотянулся к ней, но, взяв в руки, страдальчески опустил на землю. От каскисильно воняло потом, и его едва не стошнило. Это была немецкая солдатскаякаска, сотни которых валялись на поле боя, и бойцы их пинали ногами -окровавленные, простреленные - всякие. В углу за ступеньками темнеловлажное пятно, и слышно было, как каплет там вода. Из трубы, что ли? -подумал Волока.

   Иван сидел на полу и растерянно думал, как ему быть дальше. Конечно,надо вылезать, кажется, он смог бы теперь сам как-нибудь выкарабкатьсячерез эту дыру, что ему немец. Пусть себе спит. Только... Только кто там,наверху? Стрельба вроде усиливалась, слышна была в одной стороне, потом вдругой, где-то громыхали разрывы мин. Но кто там? Наши? А если немцы? Еслинемцы, ему будет плохо с пробитой головой. Если же наши, без негоперепадет немцу - нарвется на какого-нибудь молодого автоматчика и неуспеет поднять и рук. Хлопцы теперь беспощадны к немцам, у многих свежиераны в сердцах, все может случиться.

   Нет, придется, видно, выбираться вместе, сдать Фрица в плен, а там ужне его забота.

   Рассуждая так, Иван сидел возле немца и оглядывал его, сонного, безособой враждебности, хотя уже и без прежней симпатии. Прошла ночь, из

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18