1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Одна ночь

медленно встал, ступил раз, второй, наклонился, отыскивая на полуоброненное оружие, и от неожиданности вздрогнул: пальцы его наткнулись начто-то пыльное, теплое и, несомненно, живое. Волока как-то не сразусообразил, что это сапоги, которые тут же рванулись из-под его рук, и тутчто-то тупое и тяжелое ударило бойца в спину. Волока ахнул от боли, но неупал, а взмахнув обеими руками, сгреб в темноте чьи-то ноги. Сознаниепронзила догадка: немец!

   Немец не удержался, свалился наземь, но руками успел охватить Волоку заголову. Иван напрягся, пытаясь вырваться, но напрасно. Враг все нижепригибал его голову и, шаркая по полу подкованными сапогами, старалсяодолеть его. Но Иван, уже придя в себя от испуга, уцепился за одежду немцаи, нащупав подошвами опору, всем телом толкнул врага.

   - Ы-ых!..

   Они оба тяжело рухнули на пол. Иван, задыхаясь от боли в подвернутойшее, почувствовал, как что-то под ним хрустнуло. Он теперь оказалсянаверху и, перебирая в темноте ногами, искал надежной опоры. Через минуту,а может и меньше, он с трудом высвободил голову и, сделав сильный рывок,распластал немца на полу. Еще не совсем уверенно, Иван почувствовал, чтосильнее врага, только, видно, тот был проворнее или, может, моложе, ибо неуспел боец поймать в темноте его цепкие руки, как те снова ухватили Волокуза горло.

   Иван только крякнул от боли, в глазах блеснул желтый огонь. На минутуон обмяк, отчаянно захрипел, а немец, извернувшись, перекинул в сторонуноги и очутился наверху.

   - А-а-а! Сволочь! Ы-ых!.. - хрипел Иван.

   Он инстинктивно вцепился в руки, сжимавшие его шею, пытаясь во что быто ни стало разомкнуть их, не дать цепким пальцам сдавить горло. Последолгих судорожных усилий ему удалось оторвать одну руку, но вторая тотчассползла ниже и ухватила за воротник его застегнутой гимнастерки.

   Боец задыхался, Грудь распирало удушье; казалось, вот-вот хрустнутгорловые хрящи, помутилось сознание, и Волоку охватил испуг оттого, чтовот так нелепо дает умертвить себя. В нечеловеческом отчаянии он уперся впол коленями, напрягся и обеими руками резко вывернул в сторону одну,более мешавшую руку немца. Воротник гимнастерки затрещал, что-то глухобрякнулось о пол, немец засопел; бешено зашаркали по бетону егоподкованные сапоги.

   Волоке стало полегче. Он высвободил шею и, кажется, начал одолеватьнемца. На смену отчаянию в сознание ворвалась злоба, мелькнуло намерениеубить - это придало силы. Барахтаясь и сопя, он нащупал ногами стену,уперся в нее и всем телом надавил на немца. Тот снова оказался снизу -Волока, мыча от злорадства и ярости, наконец добрался до его жилистой шеи.

   - И-и-и-э-э! - мычал немец, и Волока чувствовал, что побеждает.

   Его противник заметно сбавил напор и только оборонялся, хватаясь заожесточившиеся Ивановы руки. Волоке, однако, очень мешала сумка с дисками,которая попала под немца и ремнем, как на привязи, держала бойца. Волокаснова утратил опору, куда-то пропала стена, ноги скребли по скользкомуполу. Но он изо всех сил держался наверху и не выпускал из рук немца,

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18