1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Одна ночь

   Помотав головой, Волока вытряхнул из ушей песок и услышал, как глухимивздохами из-под земли донеслись сюда звуки войны: взрывы, далекий гулпикировщиков и приглушенные пулеметные очереди. Ивана это насторожило иозаботило, подумалось: надо быстрее вылезать, рота, наверное, уже ушла сэтого места. Боец поднялся и, спотыкаясь в обломках, побрел к ступенькам.Там он осмотрелся, отыскал и вытащил из-под щебенки свой автомат, рукавомсмахнул с него пыль. То, что нашлось оружие, несколько успокоило его; Иванотдышался и только теперь почувствовал, как сильно болит плечо. Впервые онвспомнил о немце. "Конечно, тому уже каюк, придавило где-нибудь в углу,слава богу, не пришлось душить гадину", - подумал Волока. К мертвому уИвана злости уже не было.

   Наверху снова приглушенно застрочили очереди, стреляли из "дегтяря" -Иван узнал бы его где угодно. Это подбодрило бойца, он встал, пригнулголову, ощупал нависшую над ступеньками глыбу, поднатужился, толкнул,однако та даже не шевельнулась - видно, сверху была крепко приваленачем-то. Но как же выбраться отсюда? Морщась от боли в руке, Иван сошел соступенек, всмотрелся в темноту покореженного перекрытия. Нигде ни пролома,ни щели, чтобы можно было пролезть. Обрушивая щебенку, боец вскарабкалсяна груду обломков и начал ощупывать покосившийся потолок. Один кусокбетона там вроде шатался, но, видно скрепленный арматурой, держалсяпрочно. Боец заглянул в щель, но там, кроме хорошо освещенных на излометолстых краев, ничего не было видно.

   Постепенно у Ивана стала зарождаться тревога - как выбраться отсюда?Может, крикнуть, позвать на помощь? А вдруг там немцы? Кто знает, удалосьли нашим удержать сквер? Такая бомбежка, наверное, немало пособила немцам.Он слез с завала, заглянул в темный угол лестницы - повсюду высилосьпыльное нагромождение битого кирпича и бетона. Сколько ж надо перекопатьего, чтобы добраться до какого-нибудь пролома?

   Стоя, Иван встревоженно размышлял об этом, как вдруг в куче завалашевельнулся и скатился вниз кусок кирпича. Тотчас же еще несколько кусковскатилось с кучи. Иван насторожился и пригнулся, всматриваясь. "Вот тебе ина!" - уже без страха, охваченный одним только удивлением, произнес он просебя. Внизу, присыпанное щебенкой, серело плечо мундира, край черного,окаймленного галуном погона и до сих пор не замеченное в полумракеприпорошенное пылью лицо немца. Его светлые с влажным блеском глазанапряженно, со страхом глядели на Ивана.

   Волока весь внутренне сжался ("Ах ты, проклятый, уцелел!") и левойрукой подхватил за ствол автомат. Но прежнего страха уже не было, теперьИван не очень боялся этого недобитого врага. Немец некоторое времянеподвижно смотрел на бойца, а потом заворочался в завале. Лицо его приэтом скривилось от боли; сдерживая стон, он обессиленно закрыл глаза.

   "Убить!" - мелькнула мысль, и Иван привычно изготовил оружие. Это былотак легко сейчас и так просто. Но, должно быть, эта легкость и сдержаларешимость Ивана. Немец снова заворошился, стараясь высвободиться из-подобломков. "Ну, лезь, попробуй! Подойди! - говорил себе Иван, зорконаблюдая за каждым его движением. - Вылезешь, тут тебе и конец!"

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18