1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Одна ночь

   Это был четвертый немец, попавшийся ему под руку. Первого он подстрелилв сорок третьем под Прохоровкой из окопа во время атаки. Тот упал натраву, повернулся, как-то удивленно посмотрел на Ивана и утих. Со вторымпришлось немного повозиться. Иван догонял его в окопе, немец стрелял изпарабеллума, ранил его друга Макивчука. Это был офицер с кокардой, и Иван,загнав его в тупик, приколол штыком. Третьего застрелил сегодня вподъезде. Теперь вот этот.

   Но стрелять в лежачего и беспомощного было все же неловко, и Иван ждал,что последует дальше.

   Только вылезть немцу было нелегко. Он вытянул из-под завала руку,покривился от боли. Затем застонал, остановил на Волоке долгий умоляющийвзгляд и снова замер в бессилии.

   "Ага, доняло, собака!" - проворчал Иван. Немец старался высвободитьноги, приваленные бетонной глыбой, и Иван, стоя напротив, наблюдал за еготщетными усилиями. Немец застонал, опустил голову, кусая губы. Его такявственно ощутимая боль почти физически передалась Ивану. "Наверное,переломаны ноги", - подумал Волока. Видя, что немцу не выбраться безпосторонней помощи, Иван инстинктивно подступил ближе и, упершиськаблуком, отвалил в сторону огромный плоский кусок стены.

   Потом он удивился этому своему поступку, так как немец стал шевелитьсясвободнее, оперся о пол руками и постепенно вытягивал из-под завала ноги.Ага! Цел... Он уже оказался на свободе, но не спешил воспользоваться ею(видно, его крепко пришибло во время обвала), и Иван, скрывая в душепротиворечивое, перемешанное с сочувствием злорадство, сдержанно наблюдалза врагом.

   Опираясь руками о захламленный пол, немец некоторое время сидел, не всилах, видно, совладать со слабостью и болью. Собрав над переносьемзапорошенные пылью брови, Иван ждал с автоматом наготове. Немец темвременем ощупал свою ногу в колене, шевельнул сапогом. Затем, чему-тоудивившись, взглянул на Волоку и прислушался. С улицы глухо доносиласьстрельба, прогремело несколько взрывов, сквозь щели в потолке просыпалсяпесок. Посмотрев вверх и будто вспомнив о чем-то, немец торопливо встал и,прихрамывая, пошел к лестнице.

   Иван не видел у него никакого оружия, знал, что никуда ему не вырватьсяотсюда, и потому спокойно сел на обломок стены, с превосходствомпоглядывая на противника. Автомат он держал меж колен. "Ага, попробуй", -язвительно подумал боец, глядя, как немец толкает плиту над ступеньками.Тот старался, видимо, изо всех сил, но сдвинуть плиту не смог. Тогда немецобернулся, на его удивленном лице отразился вопрос, однако безучастноспокойный вид Волоки, наверное, дал ему понять, что выхода отсюда нет.

   Немец вяло сошел со ступенек и сел, обхватив руками ногу. Иван сзатаенным любопытством осмотрел его помятую, засыпанную пылью фигуру сефрейторским шевроном на разорванном до локтя рукаве. Тогда же он впервыеувидел у него на боку кобуру. Это заинтересовало и насторожило Ивана,появилась новая забота: что делать, когда враг ожил, да еще вдобавок ковсему с оружием?

   Тем временем немец правой ногой снял с левой сапог, подвернул штанину и

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18