1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Одна ночь

боли.

   - Эге! - впервые улыбнулся Волока. - Это, брат, не сразу и поймешь...

   Заскорузлыми пальцами боец развязал расшитый петушками кисет, досталсложенную гармошкой бумагу, оторвал на цигарку, насыпал и разровнялмахорку. Потом крутнул раза два тесемкой-завязкой, но остановился,исподлобья взглянул на немца и бросил ему кисет:

   - Лови!

   Немец, видно, не понял смысла слова, но все же возле самых сапогподхватил кисет.

   - О, рус махорка! - сказал он и поочередно одной и второй ноздрейпонюхал это незамысловатое солдатское курево. Потом неумело разобралтесемки и как-то неуклюже свернул цигарку.

   Прикуривали каждый в отдельности - Иван от спички, которая нашлась вего помятой, расплющенной коробке, немец - от зажигалки, искусно сделаннойнаподобие маленького блестящего пистолетика. Насладившись первой затяжкой,Иван внимательно посмотрел на немца.

   - Так что же делать будем? Как выбираться?

   - Я, я, - согласился немец. - Иди. Надо иди. Туда, навэрх, - показал онпальцем в надломленный, но еще прочный потолок.

   - Чудак! - удивился Волока. - Конечно, наверх. Не вниз же. Но каквылезешь?

   Неизвестно, что немец понял из этой фразы, но с какой-то особой заботойобвел взглядом стены, темный закуток за ступеньками, осмотрел потолок.

   - Арбайт надо, - кивнул он головой в самый мрачный угол, заваленныйкирпичным хламом. - Арбайт... Мнега арбайт.

   - Арбайт, конечно... А ты кто? Рабочий или это... бауэр? - спросилВолока.

   - Я, я, - поняв вопрос, радостно откликнулся немец. - Арбайт! Как еторусски?.. Тышлер.

   Не припомнив нужного русского слова, он обеими руками сделал такоедвижение, будто строгал доску, и Волока удивился.

   - Столяр?

   - Я, я, - подтвердил немец.

   - Вот так фокус! И я тоже столяр! Я - столяр! - тыча себе пальцем вгрудь, крикнул Иван, будто громко сказанные слова можно было лучше понять.

   И все же немец, видно, понял, коротко улыбнулся сквозь дым и экономнодососал цигарку.

   - Их хауз дом арбайт. Мнего, мнего хауз, - говорил он, делая какие-тодвижения в воздухе.

   - И я это, хаузы строил, - сказал Иван и, показывая, положил ладонь наладонь. - Срубы ставил. Русский угол. И немецкий рубили. Знаю...

   - Гут, гут, - довольно закивал головой немец.

   - Все знаю, да. Это еще ригель, рейсмус, наверно, ваши названия?

   - Я, я. Ригель, рейсмус, - как эхо повторил немец знакомые слова. Потомон задумался и, выждав, пока Иван докурит цигарку, встал. - Надо иди! -подняв вверх палец, сказал он.

   Иван тоже поднялся, взял в руки автомат, недоумевающе посмотрел нанего, не зная, куда пристроить оружие, и, подумав, закинул его за спину.

   Немец взобрался на самый верх завала, съежился там в темноте и началбросать вниз обломки. Во всем его облике Иван не видел теперь ни тени

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18