Пойти и не вернуться, часть 1

   - Кричать буду!

   - Да?

   - А ты думал?

   - Ну что ж, - сказал он, подумав, и вдруг разнял у нее за спиной своидлинные руки. - Кричать не стоит. Спать будем.

   Зоська промолчала, отходя от минутного возбуждения, удобнее закуталасьв полу кожушка.

   - Ты это не думай. Я не такая.

   - Ладно, - сказал он устало. - Считай, я пошутил. Пошутить же можно?

   - Пошутить можно. Но надо знать как.

   - А ты, гляжу, злюка.

   - Пусть злюка...

   - Вот уж не думал.

   - Может, пойдешь один? Пожалуйста! Плакать не стану.

   - Пока погожу, - не сразу ответил он и умолк. Она тоже умолкла,почувствовав, что такой разговор - почти ссора, а ссориться с ним ейсовсем не хотелось.

  

  

  

  

  

  

  

   Закопавшись по плечи в сено и вдыхая его крепкий травяной аромат, Антонсделал вид, что засыпает. От Зоськи он даже слегка отстранился, оставляяее в наложенном им углублении. Конечно, вместе под кожушком было бы теплееобоим, но Антон не хотел лезть к ней. Еще подумает, что ему только это инадо, что за этим он и бежал следом, догоняя ее в ночи. Но для него вовсене это было главное, и не затем он догонял ее, едва не потеряв на болоте.Хотя, разумеется, его, мужчину, влекла ее юная женственность.

   Теперь он не помнил даже, когда все началось. Возможно, с той вечеринкив Заглядках, когда он танцевал с нею "Страдание", или скорее с тогозаполошного дня, когда отряд Кузнецова, оставив обжитый лагерь в Селицкомлесу, поспешно перебазировался за болото. На новом месте их встретилапромозглая глушь старого ельника. Уходя от преследования, они были голодныи устали как черти. После короткого отдыха командир взвода выделил троихпартизан оборудовать отрядную кухню. Двое отправились на поиски чистойводы, а Антон принялся за устройство очага-топки, - под их закопченныйтаган надо было выкопать яму. Он сразу лихо взялся за дело, угрелся,вспотел и, подумав, что надо снять полушубок, увидел Зоську. Неслышноподойдя к нему сзади, та стояла и улыбалась.

   - Что, помогать пришла? - спросил он, тоже улыбнувшись.

   - Ну, такому помогать! Один справишься. Вон ручищи какие широкие, каклопаты, - засмеялась она, и он почему-то с неловкостью посмотрел на своииспачканные землей ладони.

   - На пустой желудок любые руки ослабнут.

   - Проголодался, бедненький. На вот тебе...

   Зоська шагнула поближе и, протянув маленький белый кулачок, отсыпалаему полгорсти крупного сухого гороха.

   - Подкрепляйся, завтрак не скоро.

   И снова, как-то загадочно улыбнувшись, неторопливо пошла в ельник, гдеслышались голоса хлопцев, строивших буданы для жилья. Он посмотрел вследее маленькой ладной фигурке в сапожках, юбке и какой-то широкой, не по