Пойти и не вернуться, часть 1

райфо, в армии никогда не служил, но пришлось пойти на войну - сталкомандиром взвода, затем командиром подрывников и только со смертьюКузнецова снова понизился до рядового. Но он не обижался, стало не докомандирской амбиции, важнее было сберечь шкуру, как любил говоритьКузнецов.

   К осени, однако, люди в отряде более-менее подобрались, притерлись другк дружке, можно было воевать с толком. Если бы не эта нелепая смертькомандира.

   Видно, действительно на войне, как и в жизни, последовательночередуются разные полосы: светлую сменяет черная и наоборот. С сентябряотряд вошел в свою темную полосу, и беды так и посыпались на него, однахуже другой.

   Началось с гибели Кузнецова и трех человек его группы. Затем ушла и невернулась диверсионная группа Кубелкина. Не успели как следует погореватьпо ее хорошим, может, самым лучшим в отряде, ребятам, как отряд выступилгромить гарнизон на станции и, попав под организованный огонь немцев,понес самые большие потери. Одних убитых в этом бою оказалось столько,сколько их не было за всю весну и лето во всех операциях, вместе взятых.Хлопцы прямо-таки приуныли, хотя и без того настроение в отряде былоаховое. У них не было приемника и никакой связи с Москвой, но из разныхисточников - слухов, случайных немецких газет и сводок Совинформбюро,которые им передавали из отряда Ворошилова, - они с растущей тревогойследили за тем, что происходило.

   Как-то поздним осенним утром, сменившись с ночного дежурства, Голубинприлег в шалаше и проснулся от тихого разговора двоих. Он узнал голосКовша, бывшего милиционера из Вилейки, и того самого майора, которыйтребовал себе командирской должности. Видно, раньше других придя с кухни,они укладывали в сумки свои котелки и разговаривали о Сталинграде.

   - Все прет и прет! Ну когда же этому конец будет? - горестно говорилКовш, стоя на коленях у своей постели из лапника. - Когда же оностановится?

   - Теперь чего ж ему останавливаться? - отвечал из дальнего угла майор,пожилой, с отвисшим брюшком мужчина, как оказалось, начфин какой-торазбитой пехотной части. - Теперь ему надо Сталинград взять, чтобперерезать Волгу. Чтоб бакинскую нефть перекрыть.

   - Так разве Баку на Волге? - удивился Ковш.

   - Не на Волге - на Каспии. Но путь оттуда один - по Волге. А ну,погляди сюда...

   Они умолкли, зашелестев бумагой, и, наверно, что-то рассматривали вней. По части географии Голубин был не силен и слабо представлял себерасположение нынешнего района боевых действий на юге. Поняв, что у майораоказалась карта, он поднял голову и сбросил с себя кожушок.

   - Вот видишь? - водил пальцем по карте майор. Это была маленькая,видно, вырванная из школьного учебника карта европейской части Союза, иони начали разбираться в ней, определяя линию фронта.

   Увидев расположение городов, Голубин поразился. В самом деле, он дажене мог представить себе, что Сталинград - в самой глубинке России, чтоВолга - так далеко за Москвой, что Кавказ - на границе с Турцией, а Баку и