Пойти и не вернуться, часть 1

разоспалась, не добудишься. Словно война окончилась.

   - Вчера хорошо выкупалась, - сказала Зоська, торопливо натягивая нашерстяные чулки волглые еще сапоги.

   - Вчерашнее не в счет. Кто первым снегом умоется, всю зиму простужатьсяне будет! А ну!

   Он поддел горсть снега и, подойдя к Зоське, жестко натер ей лоб ипереносицу холодным, сразу растаявшим снегом.

   - Ой-ой! Не надо!

   - Ничего, привыкай! Пригодится!

   Зоська повязала теплый серый платок, украдкой поглядывая на Антона. Ейбыло немного неловко перед ним за их не совсем обычный ночлег и за своюрезкость вчера, но Антон держался деловито, просто, словно они только чтовстретились, и это успокоило Зоську. Оба будто условились не вспоминать оночном инциденте, делая вид, что ничего особенного между ними непроизошло. Зоське, правда, это удавалось похуже, у него же получалось самособой. Словно он и не ночевал с ней в этом стожке.

   Антон подпоясал военным ремнем свой рыжий крестьянский кожушок,взыскательным взглядом сверху вниз окинул фигурку Зоськи, и в его серыхглазах появилась серьезность.

   - Ну как? Малость подсохла?

   - Подсохла. Только вот юбка влажная.

   - Высохнет. На морозе все быстро сохнет. Слушай, а пожевать у тебя ненайдется?

   - Чего нет, того нет, - виновато сказала Зоська. - Я же в Озеркахдневать собиралась. Там бы и покормили.

   - Го! Озерки еще вон где. До Озерков полдня топать надо.

   - Теперь уже что! Все равно опоздала.

   - А тебе от Озерков куда? - спросил он, осторожно скосив серые глаза.

   - Дальше. В сторону Немана. Слушай, в Лунно, говорят, гарнизон? - стревогой спросила она.

   - Гарнизон, конечно. В Лунно ходить нельзя.

   - Мне сказали, нельзя. А я думала...

   - Нечего думать. Через Неман надо в другом месте переправляться. Тебеже сказали, в каком?

   - Сказали, - рассеянно ответила Зоська.

   - Вот там и переправимся. Пароль же имеется?

   - Имеется, - сказала Зоська и с тревогой в голосе вспомнила: - Слушай,давай спрячем наган. Вон - в стогу. А потом заберешь, а?

   - Ну, придумала! Зачем прятать? Еще пригодятся.

   - А вдруг обыск? Ведь если найдут, все пропало. А как это Дозорцев теберазрешил наган брать?

   - Буду я спрашивать Дозорцева! Пока на плечах свою голову имею.

   - Ой, боюсь я, - тихо сказала Зоська.

   - Не бойся. За меня нечего бояться. Если я сам не боюсь.

   - К тому же - плохой сон видела.

   - Ну и чудачка! - развеселился Антон. - Все равно как бабка какая. Аеще студентка, в техникуме училась.

   - При чем тут техникум. Просто сон плохой. Неприятный.

   - Я вот никаких снов не признаю. Если бы я снам верил, давно бы копыта