Пойти и не вернуться, часть 1

  

  

  

  

  

  

  

   Антон знал: тут где-то была дорожка, месяц назад он возвращался по нейиз Заречья, но теперь дороги нигде не было видно, прямо-таки становилосьудивительно, куда она могла деться. По скользкому от снега травянистомусклону они поднялись к опушке хвойного леса, слегка углубившись в которыйи не найдя никаких признаков дороги, Антон круто взял в сторону и такредким сосняком прошел с полкилометра, пока не уперся в овраг. Стоя надего крутоватым обрывом, поросшим кустами орешника, он подождал отставшуюЗоську.

   - Где-то была дорога. И нет...

   - Спросить... - устало произнесла Зоська и осеклась: у кого тут можнобыло спросить?

   Конечно, дорога - не иголка в сене, где-то она найдется, но Антону жальбыло времени, немало которого ушло на это дурацкое блуждание, когдавпереди еще столько дел и забот. Правда, он мог бы идти и быстрее (онвообще ходил быстро), но Зоська стала отставать, все-таки ее шажок несравнить с его метровым шагом. Девушка, видно, наконец согрелась, светлыепрядки ее волос выбились из-под серого теплого платка и прилипли квспотевшему лбу, все лицо зарделось и маково горело с усталости.

   Антон постоял, подумал, но в овраг не полез - пошел по его краю, сбиваясапогами снег с низких деревцев можжевельника. В лесу стало теплее, ветерстих, лишь голые верхушки орешника легонько покачивались на той сторонеоврага. Высокие сосны с посеребренными снегом ветвями чуть шумели вверху.Конечно, он знал направление и мог идти на Островок лесом, напрямик, бездороги, но все-таки до Островка было километров восемь, и он не хотелмучить Зоську. Наверно, где-то поблизости, может даже в том месте, гдекончался овраг, и была дорога, не сквозь землю же она провалилась.

   Они, однако, еще не дошли до конца постепенно мелевшего оврага, какАнтону показалось, что где-то слышны голоса. Он остановился, послушал,оглянулся на Зоську, - та тоже настороженно вслушивалась. Вскоре их слухразличил в лесном шуме несколько невнятных звуков - несомненно, где-топоблизости негромко разговаривали люди.

   - Ты постой тут, - сказал Антон Зоське, а сам помалу пошел от оврага вглубь леса.

   Сосны росли негусто, меж их голых снизу стволов било бы видно далеко,если бы не частые заросли можжевельника и хвойного подроста, привольнораскинувшиеся на нижнем ярусе леса. В этом сухом зимнем бору подрост былнеплохим укрытием на случай преследования, засад и слежки. Антонмаскировался в нем, переходя от куста к кусту, ненадолго останавливаясь ислушая. Голоса временами пропадали совсем, но вот снова раздались чуть встороне от избранного им направления, и Антон затаился за корявым комлемсосны. Непохоже, чтоб здесь были немцы или полицаи, подумал он, скореевсего, крестьяне или соседи из отряда имени Ворошилова. Но теперь он нехотел встречаться ни с кем. Да и Зоське такие встречи совсем ни к чему, имнадо было идти скрытно, встречая как можно меньше людей.

   В бору под кронами сосен снега было немного, местами он едва припорошил