Пойти и не вернуться, часть 1

промоина-овраг, из которого вырывались по ветру едва заметные напритуманенном фоне леса серые клочья дыма.

   - Дымят, - сказал Антон. - Наверно, печку раскочегарили. Не успели ониподойти к устью оврага, как откуда-то из-за кустов навстречу выбежаласуетливая, черная как уголек собачонка и с ужасающе злым лаем набросиласьна Антона. Антон остановился, притопнул ногой, но собачонка и не думалауниматься, и только когда он подхватил из-под ног камень, бросилась назадк оврагу. Однако оттуда по стежке уже спускался небритый, в стеганыхбрюках и в какой-то самодельной безрукавке пожилой человек с обвязаннойшеей. Он негромко прокашлялся, успокоил собаку. Антон уважительнопоздоровался:

   - Здравствуй, Петряков.

   - Здорово, здорово, - глухим голосом ответил мужчина, стоя на обрыве.За его спиной виднелась дощатая дверь в землянку, ржавая труба над которойкоптила сизым дымком.

   Антон пропустил вперед Зоську.

   - Говори пароль.

   Она и сама знала, что прежде надо сообщить пароль, но то ли этонадлежит сделать сейчас или потом, она позабыла. Как всегда, выручилАнтон.

   - Привет вам от Мироныча, - сказала она, выжидательно глядя на худое,серое, в недельной щетине лицо Петрякова. Тот, тихо крякнув, проговорилотзыв:

   - Давненько с кумом не виделись.

   Кажется, все было правильно, пароль и отзыв сошлись. Зоська облегченновздохнула и тут же решила спросить, как насчет переправы, да Петряковобернулся к землянке.

   - Это... Сюда идите. Цыц ты, шкварка! - прикрикнул он на собачонку,которая снова попыталась наброситься на Антона. Зоську она игнорировала,Антона же явно возненавидела с первого взгляда.

   - Вот, пройдите пока... Вот сюда, - отворил Петряков подвешенную наремешках дощатую дверь землянки, из которой пахнуло теплом и дымом.

   Зоська и следом за ней Антон, пригнувшись, влезли в крохотную,выдолбленную в овражном склоне земляночку с обломком стекла в двери вместоокошка, топчаном и хорошо накаленной железной печкой, дым из которойпочему-то упрямо не хотел идти в трубу и то и дело валил внутрь. Петряковпротер пятерней слезящиеся глаза и взял с пола сапог с потянувшейся следомдратвой.

   - Вот зашить надо... А вы, это, садитесь, - указал он на топчан,пристраиваясь сам на чурбаке возле печки. - Пока Бормотухин лодкупригонит.

   Они сели, Зоська поближе к печке, Антон - у двери. Антон беглымвзглядом окинул жилище.

   - А где же начальник твой?

   - А нет начальника, - сказал Петряков, с усилием прокручивая шилом дырув заднике.

   - Как? Был же сержант этот. Кажется, из десантников.

   Петряков невозмутимо прокашлялся, сплюнул в угол за печку.

   - Был. Попался сержант. Теперь я вот.

   - Ах вон как...

   - Так вот. А вы туда? - поднял он на Зоську измученный взглядпокрасневших от дыма глаз.