Пойти и не вернуться, часть 1

  

  

  

   Неман остался сзади, они оглядывались на него, идя полем, хотя реки ужене было видно. Почти не видать стало и леса на том берегу: пропал, утонувмеж берегов, Островок; помаячила вдали и скрылась какая-то деревенькапониже острова. Пошел снег. Серое полевое пространство вокруг все большетускнело, затканное белесой пеленой снегопада. Скоро почти ничего не сталовидать, надо было напрячь зрение, чтобы за мелькающей сетью снежинокразличить какой-нибудь затемневшийся в поле куст или одинокое деревце наобмежке. Усилился ветер. Порой его суматошные порывы так сильно шибали вгрудь, что забивали дыхание, и Антон на минуту отворачивался, подставляяветру широкую спину.

   - От черт, разбушевался!..

   Зоська поднимала навстречу покрасневшее от ветра лицо. Снег залепилскладки ее платка, прядку волос на лбу, ворсистую ткань плюшевого сачка.Она пыталась улыбнуться, шатко загребая сапогами в снегу и не попадая вширокие следы Антона.

   - Вот же холера! Шли по лесу, тихо было. А в голом поле вон как задуло!- прокричал сквозь ветер Антон. - Замерзла, малышка?

   - Не-а! - сказала Зоська и улыбнулась настылыми губами.

   - Тебе когда надо быть в Скиделе? Завтра?

   - Сегодня ночью.

   - Сегодня не выйдет. Отсюда до Скиделя километров шестнадцать.

   - Так далеко? - удивилась она, тоже оборачиваясь спиной к ветру. Всамом деле, все время идти полем было изнурительно, а дорог они избегали,все-таки здесь - не то, что на той стороне Немана. Тут вовсю хозяйничалинемцы и полицаи. В одном повезло - снегопад помогал пройти незамеченными иначисто заметал следы. Если бы не этот ветер...

   - Ничего, доберемся, - бодро сказал Антон, оборачиваясь лицом к ветру.

   Плохо, конечно, что они не рассчитали свой путь, затянули время напереправе и сегодня не могли попасть в Скидель, куда с самого утра такстремилась Зоська. Впрочем, Зоську можно было понять: у нее задание, срокии где-нибудь в обжитом натопленном домике - тоскующая по дочке мать. Но неменьше, чем Зоська, торопился в Скидель и Антон, хотя у него не было тамни мамы, ни какого-нибудь задания. Правда, с некоторых пор там объявилсяего старый, еще борисовский, друг - Жорка Копыцкий, предстоящая встреча скоторым теперь всерьез волновала Антона. Конечно, они были друзьями, иАнтон по этой причине питал кое-какие надежды, но, кто знает, каким сталКопыцкий за те пять или шесть месяцев, которые они не виделись. Наверно,имея немалый вес в Скиделе, он при желании мог бы помочь Антону. Нопоможет ли? - вот в чем вопрос. Тем более что тот явится к нему не один, ас этой вот симпатичной малышкой, на которую у него были свои виды. Антонпонимал, что в смутное время войны люди способны, как никогда, крутоменяться, и вчерашний друг запросто может обернуться врагом. Но все-таки.Ведь Антон, дорожа старой дружбой, когда-то помог Копыцкому устроиться всекретную спецгруппу, формируемую для заброски в дальний тыл к немцам, иони вместе прибыли на Белосточину. Правда, потом их пути разошлись, но тут