Пойти и не вернуться, часть 1

устал и мог бы идти еще долго, однако ему жаль было Зоську. Хотя та и нежаловалась на усталость, но Антон видел, каково ей приходится на этомветру в легкой одежке и мокрых с ночи сапогах.

   Тем временем как-то вдруг стало темно, день незаметно кончился. Правда,ночь обещала быть светлой от массы свежего снега, но снегопад не стихал, ивидимости почти не было. Отчасти это хорошо, думал Антон, никто их необнаружит в метельном поле. Но и они не много могли обнаружить, идя всевремя вслепую и ежечасно рискуя наткнуться на неприятность.

   Напряженно вглядываясь вперед, Антон сквозь мельтешащую сеть снегопадаувидел несколько телеграфных столбов поблизости - верный знак проходившейгде-то дороги. К счастью, на этот раз дорога была пустая, они второпяхперебежали ее скользкий под снегом булыжник, стараясь поскорее отойтиподальше. Но за дорогой под ногами оказалась засыпанная снегом пахота иливскопанное картофельное поле, идти по которому было сущим мучением, иАнтон взял наискосок, значительно отклоняясь от прежнего своегонаправления. Когда впереди засерело что-то широкое, он подумал, чтонаткнулся на опушку леса, но, подойдя ближе, увидел ряд корявых,наклоненных в разные стороны верб, стоявших на одной стороне гати.Присматриваясь к ним, Антон невольно потянул носом и вместе с привычнымзапахом влажного снега уловил вкусный запах съестного.

   - О, сало жарят! - сказал он, остановившись в некотором даже удивлении.- С цибулей...

   Зоська тоже остановилась, они помолчали, и Антон понял, что не ошибся.Действительно, ветер скоро донес и запах дыма, значит, где-то в тойстороне была деревня или хутор, наверно, сулившие им пристанище. Антонкруто повернул в сторону верб.

   Только они взошли на невысокую насыпь гати под вербами, неясно различаясправа белую поверхность пруда, как вдруг совсем близко от себя впередиувидели группу построек: под низко осевшей крышей темную стену сарая,заснеженные кроны деревьев вверху. Чуть дальше ютилась, наверное, хата, изближнего к углу окошка пробивалось слабое пятно света: долетел странный вночи, какой-то скрипучий звук. Когда звук повторился на более высокойноте, Антон понял, что это играла гармошка. Предупреждающе двинув рукой,он остановился за дуплистым комлем залепленной снегом вербы. Запах дымастал явственнее, но гармошка, кажется, умолкла, долетел и оборвался вдалиприглушенный смех.

   - А ну, постой. Я счас, - тихо бросил Антон замершей рядом Зоське, асам осторожно направился к хате, забирая чуть в сторону, чтобы подойти кней с огорода.

   Летящие в лицо хлопья снега не давали как следует присмотреться кжилью, но он догадывался, что в хате идет гулянка, значит, немцев вдеревне нет. Но удастся ли незамеченными устроиться здесь на ночлег, он небыл уверен. По-видимому, надо было найти кого-либо из местных дарасспросить про обстановку. Или хотя бы узнать, как называется деревня икакова обстановка в других деревнях по соседству.

   На дворе, однако, никого не было, на минуту он затаился за углом сарая,вслушиваясь в беспорядочный приглушенный гомон в хате. Одновременно