Пойти и не вернуться, часть 1

рассмотреть. Тем не менее она остро почувствовала, что он уже видит ее,что ей надо скорее уходить от него и что уйти в ее положении можно толькоза реку.

   Она испуганно метнулась по берегу, пытаясь соскочить под обрыв, ноувидела внизу темную полоску мокрого снега и побежала дальше. Из-под снегау самой воды торчал какой-то корявый сук с налипшей грязной листвой. Онана бегу выдернула его и перебросила через черный поток на край льдины.Однако сук оказался коротким, к тому же здорово выгнутым на середине, онсразу перевернулся и почти весь ушел в воду. Боясь не успеть и лихорадочноработая руками, Зоська выбралась из-под берега и обеими руками вцепилась внетолстый наклонный отросток в ближайшем кусте. Повиснув на нем, онакинула взгляд на пойму: почему-то замедлив шаг, человек приближался кречке. Их разделяла какая-нибудь сотня шагов, Зоська изо всей силыпотянула деревцо, и то неровно выломилось у самого корня. Не пытаясь дажеочистить его от ветвей, она соскользнула с обрыва и перебросила над водойэту шаткую, малонадежную опору.

   Все-таки она успела, хотя и намочила у берега ноги, в левом сапогесразу захлюпало, но теперь, наверное, можно было рискнуть. Недолгораздумывая и почти физически ощущая пугающее приближение незнакомца, онаступила на корявый конец дерева и взмахнула руками.

   Ей удалось сделать лишь три робких, торопливых шага, как верхушкадеревца, подогнувшись, соскользнула с закрайка и Зоська очутилась в воде.

   Она рванулась к недалекой и такой недосягаемой кромке закрайка. Но ногив воде вдруг потеряли опору, дно ушло в сторону, она погрузилась в водупочти до пояса, с ужасом ощутив, как течение туго ударило ее в бедра,грозя свалить с ног. И тогда сквозь шум разворошенной ее телом воды где-товверху раздалось:

   - Зоська, постой! Ты что, сдурела?!

   "Антон?!"

   В страхе и замешательстве она замерла, узнав голос того, кого меньшевсего ждала тут увидеть. Но ошибки быть не могло - сноровисто соскочив собрыва, Антон подхватил из воды ее деревцо и размашисто бросил его мокройверхушкой ей в руки.

   - Держись! Держись, я тяну...

   Она уже и сама справилась с довольно сильным на глубине течением и,медленно преодолевая испуг, ухватилась за ветки.

   - Давай сюда! Во, на сухое... Эх ты, дурочка! Разве так можносоваться?..

   - Ой, и напугалась же, божечка... И откуда ты взялся?

   - Взялся... Разве так можно? Тут глубина - во! - отмерил он себеладонью по грудь, и она, превозмогая холод, пристально посмотрела ему влицо. Нет, ей не мерещилось, это в самом деле был он, Голубин, партизан изтретьего взвода, которого она несколько дней назад стала называть Антоном.

   - А я гляжу, догоняет кто-то! Так напугалась, что... Сердце едва невыскочило.

   - Промокла здорово? Ну конечно! А ну быстро за мной! - скомандовал он.- Бегом! Тут деревня где-то была.

   Она не противилась, сразу подчинилась его властной строгости, тем болеечто строгость эта была ей во спасение, она и сама чувствовала, что этак