Пойти и не вернуться, часть 1

выйдем и потопаем в Скидель?

   - Днем? Ну, что ты...

   Нет, кажется, она оставалась при прежнем решении, подумал Антон, инамерена выполнять данное ей задание. А то, что вот-вот могла окончитьсявойна и немцы всей своей мощью навалятся на их пущу и, как зайцев,перестреляют всех партизан, этого она вроде бы не допускала и в мыслях.

   - Слушай, а ты знаешь, где находится Сталинград? - спросил Антон.

   - Далеко, - сказала Зоська.

   - Вот это ответ! - кисло усмехнулся Антон. - В школе за такой ответставили двойку.

   Антон встал, надел в рукава кожушок. Зоська, стоя напротив, положиларуки ему на плечи.

   - Мы же не в школе, Антоша. Мы свой экзамен сдали, - сказала она совздохом.

   - Как бы не так, - сказал он и нетерпеливо высвободился. - Кажется,главный экзамен еще впереди.

   - Наверно, - охотно согласилась Зоська. - Так трудно добраться до этогоСкиделя, а там что будет - одному богу известно.

   - Вот именно, - подтвердил он и спохватился, поняв, что каждый из нихимеет в виду свое. - Поэтому слушай. Давай, пока есть время, обмозгуемвсе. Чтоб в дураках не остаться.

   - Давай! - сказала она. - Только... Ты побудь, я на минутку...

   Она выскользнула из каморки, тщательно притворив за собой дверь. Антонстоял, занятый своими мыслями, они кружились возле Зоськи, отблагоразумного поведения которой слишком многое зависело в его решении.Конечно, он понимал, что прямолинейности партизанского мышления в нейбудет достаточно, видно, не так просто склонить ее к единственноправильному выводу, придется, пожалуй, начать издалека и постепенноподвести к неизбежному. Главное, чтобы она поняла всю безнадежность ихпартизанских мытарств, несравнимость их скромных сил с силой фашистскогогиганта, с которым не может справиться вся Красная Армия. Зоська к тому жене вправе забывать, что в Скиделе у нее мать, и должна понимать, какойопасности подвергает ее как партизанка. Если до сих пор все в этом смыслесходило благополучно, то это вовсе не значит, что немцам или полиции вконце концов не станет известно, где находится доченька одной скидельскоймамы. Антон чувствовал, что в этом был его главный козырь и он выброситего под конец, если не подействуют все прочие козыри. Правда, в егонеплохо продуманном плане было одно уязвимое место: то, что касалосьКопыцкого. Как он отнесется к Голубину и его подруге, когда те явятся нажительство в Скидель, все-таки оставалось неизвестным. И даже если сам онотнесется к ним благосклонно, то как на это посмотрят его начальники,немцы?

   Антон топтался на примятой соломе каморки, задумчиво глядя под ноги. Вглаза ему попался растоптанный окурок на полу, нагнувшись, он подобрал егои понюхал. Это был окурок немецкой сигареты - тонкий, из желтоватойбумаги, хотя, конечно, курить тут мог кто угодно - от немцев до партизан,наверное, народу тут перебывало немало. Беглым взглядом Антон окинулвыпиравшие из стены гранитные бока камней и под окошком в углу увиделгрязный обрывок бинта. Потянул за него - из-под соломы вытянулся целый