Пойти и не вернуться, часть 1

слышала такой?

   Она молча повертела головой.

   - Что, здорово искупалась? А ну? - Он скинул рукавицы и на бегупошлепал ее по спине и ниже. - Жакетка вроде сухая. Юбка только. И ноги. Ану живее! Шире шаг, малышка! - бодро закомандовал он.

   - Там так глубоко! Никогда не думала, - сказала она, постукивая зубами.

   - Глубоко, конечно. Не летом. Надо было у лесничевки переправляться, аты вон куда шибанула.

   - Я и хотела у лесничевки. Да вот... заблудилась.

   - Я так и подумал. Еще не вышла из зоны, а уже заблудилась. Как же тытам будешь, разведчица?

   Что она могла на это сказать? Начало, безусловно, не удалось, моглобыть и хуже, если бы не подоспел он. А может, без него она была быосмотрительнее и не влезла сгоряча в реку. Но уж заблудилась, точно, посвоей оплошности, тут уж винить было некого.

  

  

  

  

  

  

  

   Минуту они молча бежали рядом. Зоська с нетерпением вглядываласьвперед, стараясь в редевшем мелькании снежинок заметить первые признакидеревни, но деревни все не было, даже не начиналось поле, под ногамипо-прежнему стлалась некошеная трава поймы. Антон начал поглядывать всторону и даже оборачиваться назад, где затемнелось в ночи что-то высокое,похожее на пригорочек с хвойной рощицей. Наверно, этот пригорочек был тутединственной видимой приметой на их болотном пути, и Антон, вдругостановившись, громко, с досадой выругался.

   - Ах ты, черт! Вон куда мы зашли. Это же Круглый грудок. Деревня встороне осталась.

   Зоська разочарованно выдохнула, она едва уже держалась на ногах, вгруди все горело от усталости; а руки и особенно ноги выше коленсовершенно задеревенели от стужи. Юбка быстро смерзлась и жестко терла еетощие бедра.

   - Что ж теперь делать? - растерянно проговорила она, остановившись ичувствуя, что выхода нет, видно, придется ей замерзать на этом болоте.

   - Да, дела! - сокрушался Антон. - Надо же... Думал, этот грудок слева,а он... Наделала ты беды с этой речкой.

   Ее разозлили упреки Антона, хотелось крикнуть, что это все из-за него,что, не появись он у нее за спиной, она бы не сунулась сломя голову в этупроклятую речку, постаралась бы найти переход понадежнее. А то ведь сам еенапугал, загнал в ледяную воду и еще упрекает. Но что-то удержало ее отэтого объяснения, все-таки она чувствовала, наверно, и свою здесь вину ипотому, пересилив обиду, коротко бросила:

   - Ладно! Я уж сама как-нибудь...

   Однако в голосе ее уже слышались слезы, видно, он почувствовал это исмолк, снова вглядевшись в сумерки. Что-то там вроде серело в отдалении,но она не могла различить что, - одубевшими пальцами она вытирала глаза.

   - Постой! - сказал он. - Гляди, стожок вроде? Действительно! А нубегом!

   Она тоже различила в сером ветреном сумраке сизые копны стожков на