Пойти и не вернуться, часть 1

   - А танцевала ты ладно. В удовольствие.

   - Так и ты... Ладный танцор.

   - Любил девчат покружить.

   - А теперь не любишь?

   - Теперь не до того. Теперь самого война закружила.

   - А ты это... Забыла, откуда ты родом?

   - Да я из Восточной. Борисов, город такой, слыхала?

   - Это за Минском, кажется?

   - За Минском. А ты местная?

   - Из Скиделя. Двадцать восемь километров от Гродно.

   - Знаю. Ходил в сентябре. Почти до самого Гродно добрались. Бобики тамнас пугнули. В Лососне. А ты с мамой жила?

   - С мамой и старшей сестрой. Замужней. А свояка немцы веснойрасстреляли.

   - Хорошо еще, что вас не тронули. Мать и теперь там?

   - Там, где же ей быть. С весны не видела, прямо душа чернеет. Как онатам?..

   - Надо повидаться. Туда же идешь? - спросил он и примолк. Зоська всяподобралась в темноте.

   - А ты откуда знаешь?

   - Знаю.

   Трудно задышав, Зоська не ответила, и он сказал, как о само собойразумеющемся:

   - Что же ты - почти дома будешь и мать не навестишь? Так не годится.

   - Знаешь, не совсем дома. Да и другие дела есть.

   - Ну, знаю, надавали тебе заданий, надо выполнять. Но и о себе подуматьне грех, - сказал он и зевнул. - У меня тоже в Скиделе есть знакомый.Бывший дружок даже.

   - Живет там?

   - Живет.

   - Где, на какой улице? Может, я знаю?

   - Нет, ты не знаешь. Он человек новый.

   - Ну новых я, конечно, не знаю. Которые приехали в тридцать девятом, тене очень знакомы. Я же перед войной в Новогрудке училась.

   - Я и говорю: не знаешь, - сказал Антон.

   Зашуршав сеном, он переменил положение и вдруг, положил руку на ееплечо. Она испуганно-зябко вздрогнула, сделав слабую попытку отстраниться,но отстраниться было некуда.

   - Не надо...

   - Теплее будет. А то ты в моем кожушке, а мне...

   - А тебе холодно?

   - Ну так, знаешь... Не очень, но все-таки.

   Она промолчала, и он удобнее обнял ее рукой за плечи. Его большое исильное тело источало приятное для нее тепло, и она, притихнув, почтиобмерла под его рукой.

   - Экая ты малышка! - переходя на шепот, сказал он с заметными ноткаминежности. Ей вдруг стало смешно - никто не называл ее малышкой, - была онахотя и невысокого роста, но крепко сбитой, ловкой девчонкой.

   - Я не малышка, - сказала она. - Я, знаешь, сильная.

   - Да ну?

   - В самом деле. Могу повалить. Даже такого, как ты.

   - Как я?

   - Ну.

   Кажется, это было уже слишком, она шутливо преувеличивала, потому что