1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Народные мстители

Так они приволоклись в конец деревни. Далее лежал пустой выгон, а к усадьбе Косатого вел кое-как огороженный тыном переулочек. Пройти по этому переулку мужики почему-то не решились.— А если он из нагана через окно, — опасливо сказал Леплевский.Все на минуту смолкли, прислушиваясь, однако ни во дворе, ни в хате ничего не было слышно. После вечернего застолья, наверное, в доме еще спали.— Я же говорил: надо было ночью, — сказал Иван-Снайпер.— Подождем, когда выйдет! В девять автобус, — уточнил Савченко. Иван согласился.— Правильно! Подождем. Будто в засаде на шоссе.Они перешли на другую сторону пыльной дороги и остановились возле канавы. Недолгая прогулка после бессонной ночи, похоже, утомила их, и Дубчик, перейдя канаву, сел на скосе. Следом на чахлую загаженную курами траву опустился Иван-Снайпер и остальные. Иван не выпускал из рук свое оружие — кол.— Я ему как врежу! — грозился он. — А вы не зевайте. Упадет, сразу наваливайтесь и душите. Главное, чтоб вместе. Мы ему покажем репрессию. А закурить? Есть у кого закурить?Все, однако, молчали, похоже, курева ни у кого не было. С досады Иван-Снайпер выругался и притих. Очевидно, следовало потерпеть, сделать дело, а потом уже думать о куреве или о чем-либо еще.Из-за соломенных и шиферных крыш выглянуло наконец низкое слепящее солнце. Савченко глубже насунул на глаза кепку. Его обычно задавленные жизнью чувства готовы были вырваться наружу, хотя он и сдерживал их. Понимал, если бы удалось осуществить задуманное, то, на что они отважились, пришло бы облегчение. Только вот этот Снайпер. Савченко стал сомневаться в способностях самозваного командира и все больше поглядывал не на двор Косатого, а на стежку в поле. Там, сразу приметил, с косой на плече показалась Бараниха. На огороде женщина стала, постояла, недоуменно вглядываясь из-под руки в их группку. Она шла косить пайку, тем самым напомнив Савченко и о его надобности.— Ну где он там? Мне тоже косить надо.— Да подожди ты! В Сибири не накосился? — грубо оборвал его Иван-Снайпер. — Убьем, тогда и скосишь.Они еще посидели немного, напряженно всматриваясь в ненавистную усадьбу, которая продолжала мирно спать.Тем временем начинался день, и его дневные заботы все больше занимали людей. На соседних подворьях замелькали женские платки — хозяйки принимались за утреннюю дойку, выглядывали на улицу в ожидании, когда станут выгонять скот. Старательно ощипывая на канаве траву, к мужикам помалу приближалась коза Баранихи. За ней на улице появились три мальчугана, — усевшись поодаль под изгородью, молча поглядывали на мужиков.— Ну что он так долго?! — забеспокоился и Леплевский. — Может, на день решил остаться?— А может, он огородами? Струсил — по улице, — рассуждал Савченко.— Догоним! И ноги поломаем.— Ну-ну.Еще посидели немного. Наконец Савченко решительно поднялся:— Да ну его в дупу! Пойду косить.— Сдрейфил? — зло сощурил единственный глаз Иван-Снайпер. — В штаны наложил? Вместо ответа Савченко вскинул на плечо косу и пошагал краем улицы. Оставшиесязаметно приуныли, почти без надежды поглядывая на огороженную усадьбу Косатого. Солнце тем временем поднялось над деревней, пригревало остывшую за ночь землю. Иван-Снайпер вытянул длинные ноги в серых, высохших от ночной росы резиновых сапогах и устало откинулся на локоть. Немного полежав, вспомнил:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12