Круглянский мост

  

  

  

  

  

  

  

   Они выходили из Гриневичского леса. Ельник редел, видно, кончался, ширераздалось небо над головой, уже рядом была опушка. Вдруг Маслаков короткобросил: "Постойте!" - шагнул с дороги и скрылся в сплошной чащобе молодогоподлеска. Остальные остановились на краю дороги. Данила, отсапываясь,поставил канистру и сел, где стоял. Бритвин настороженно глядел вподлесок. Степка, положив на траву винтовку и опустившись на колено,принялся затягивать проводом сапог.

   Но не успел он завязать узел, как из ельника донеслось:

   - Сюда давай!

   Они встали и полезли в молодой еловый подлесок, источавший резкийсмолистый запах. Раздвигая неподатливые колючие сучья, Степка через минутувылез на более просторное место. Тут уже был край леса. Над молодойхвойной порослью, убегавшей по пригорку вниз, возвышались две толщенные,увитые прядями мха ели с разлапистыми сучьями. Возле ближней из этих елей,склонив голову, стоял Маслаков.

   - Давайте подправим скоренько.

   В земле неглубокой впадиной наметилась несвежая, наверно прошлогодняя,могила. Небрежно накопанная земля осела, края могилы обсыпались. Маслаковначал сапогами сгребать к ней песок. Данила поставил канистру.

   - Что, знакомый? - спросил Бритвин.

   - Двое наших: Кудряшов и Богуш. Осенью в Староселье на засадунарвались. Кудряшова на месте в лоб, Богуш по дороге умер.

   Степка прислонил к еловому комлю винтовку и без лишних расспросовподался к командиру. Грести песок сапогами он не решился, опасаясь вовсеостаться разутым, и начал руками разравнивать его по форме могилы. Данилас Бритвиным стояли поодаль.

   - Ну что? - вскинул голову командир. - Давай, Данила, дерна поищи.Обложить надо.

   Данила молча вытащил из ножен на ремне немецкий штык-тесак и вразвалкунеохотно поплелся в заросли. Бритвин опустился под елью.

   "Падла! - подумал Степка, шлепая ладонями по волглой земле. - Боитсяруки запачкать. Начальничек!"

   Пока они вдвоем возились с могилой, Данила в поле кожуха принес трикуска дерна, вывалил рядом. Маслаков приложил дерн к краю могилы, но егобыло мало. Тогда под елью нетерпеливо поднялся Бритвин.

   - Дай штык! А то провозишься тут...

   Данила отдал штык, и он решительным шагом двинул к опушке. Несколькопомедлив, Данила пошел следом, Степка подумал, что и ему следовало бывключиться в эту работу, но прежде, чем отправиться туда, он сказалМаслакову:

   - Знал бы, не пошел.

   - А что?

   - Да этот... Бритвин.

   - Ничего, - сказал командир, помолчав. - Не обращай внимания.Придирчивый, зато головастый.

   Все по разу они принесли десяток дернин, и Маслаков кое-как обложилмогилу. Получилось совсем не плохо - почти как на кладбище.