Круглянский мост

   - Вот и порядок! Славные ребята были, - будто оправдываясь, сказалМаслаков.

   Бритвин поморщился:

   - На всех славных время не хватит.

   - Сколько того время? Полчаса.

   - Бывает, что и полчаса дорого. Особенно на войне, - сказал Бритвин,полой шинели вытирая ладони.

   Степка невзначай глянул на его руки - грубые и натруженные, с корявымипальцами, на которых бросались в глаза толстые обломанные ногтя. Уже безнедавней неприязни парень подумал, что, возможно, Бритвин и не такой ужплохой, как показалось вначале. Но чувство неприязни к нему окончательноеще не исчезло.

   Бритвин между тем поправил на плече свою СВТ с обшарпанной ложей и,сделав шаг, оглянулся, поджидая Маслакова.

   - На диверсиях время - золото. Что-что, а это я знаю. Двенадцатьпоездов рота фуганула. Вон от Клепиков до Замошья под насыпью - сплошь мояработа.

   - Под насыпь старо, - сказал Маслаков. - Что под насыпь пускать - ввыемках надо.

   Бритвин, будто отстраняя его, двинул рукой.

   - Ничего, и так неплохо.

   Спорить с ним Маслаков не стал. Поработав, он разогрелся, сняв стелогрейки ремень, подпоясал им гимнастерку. Степка украдкой поглядывал наБритвина и думал: тоже - его работа! У них в отряде еще зимой былоприказано диверсии на дорогах устраивать только в выемках, потому чтоспущенные под откос поезда останавливали движение на полдня, не больше.

   - А насчет могилы, - сказал Маслакову Бритвин, - так можно бы дядькампоручить. Дядьки бы позаботились.

   - Очень нужно.

   Они остановились возле канистры, за которую теперь не спешил братьсяДанила, и Бритвин, наверно, понял, что пришла его очередь.

   - Неудобно же! Как вы ее несли? - удивился бывший ротный, приподнимаяпосудину. Оглянувшись вокруг, он подобрал кривоватый еловый сук и проделего в ручки канистры.

   - Так будет лучше. А ну, берись, парень!

   Это относилось к Степке, который, однако, не тронулся с места: дураковнет, он свое пронес. Если что, пусть берется Данила.

   - Ваша очередь. Ну и несите!

   - А ты попробуй!

   Но Степка не хотел и попробовать, и тогда за конец палки взялсяМаслаков. Правда, скоро обнаружилось, что командиру нести неудобно:сползал с плеча автомат, левой же рукой Маслаков двигал осторожно, неразгибая в локте, - наверно, еще болела. Тогда вперед вышел Данила.

   - А ну дайте!

   - Что, во вторую смену? Пожалуйста, - улыбнулся Маслаков.

   Взяв канистру, Данила с Бритвиным пошли по склону пригорка вниз, рядомшагал командир. На опушке, едва высунувшись из леса, он остановился:впереди была деревня - за не вспаханными еще огородами серели соломенныекрыши хат, хлева, на выгоне паслись гуси, и трое ребятишек сидели верхомна изгороди. Минуту вглядевшись сквозь редкий еще кустарник, Маслаковкруто повернул в сторону, в ольшаник. В ольшанике они скоро наткнулись на