Круглянский мост

думать. На Палик тогда шли. Знаете Палик? Озеро вон за Лепелем, частьнашего отряда базировалась там. Двое суток лазили по болотам, вымокли,сухой нитки на теле не осталось. Опять же и харчишки вышли. Надо былозапастись побольше, да у тех, что оставались, тоже негусто было. Думали,где-нибудь в пути перехватим...

   - А много вас было?

   - В том-то и дело, что мало. Трое всего.

   - Ну, для троих жратва не проблема. В любой хате...

   - Ага, в любой хате! Сунулись в одну деревушку - собаки такой хайподняли, что пришлось в лес повернуть. В другой полицаи свадьбу гуляют,какого-то бобика женят, - понаехало, на улицах полно, пьянка, дымкоромыслом. Думали, потерпим, оставалось километров тридцать, кабы незаблудились. Заблудились, однако, в болотах, изнервничались, переругались.А тут комары жрут нещадно, вокруг то ольшаник, то трясина, камыши, и силыбез жратвы уже к концу подходят. Да, значит, было нас трое: я, комбригПреображенский и лейтенант один, тоже из кадровых, - от самой границы всевозле комбрига ну вроде за адъютанта, хотя сам такой же рядовой, как икомбриг этот. Оно и неудивительно: комбриг в своей танковой бригаде былкомандир, а пришел с пятью танкистами в отряд - уже чужой, пришлыйчеловек. Отряд из местных, хотя были и красноармейцы, из окруженийкоторые, командиром Барсук. Вон тот самый, что с тишковским отрядом в рейдпошел. До войны был предсельсовета. Не гляди, что в военном деле ни гугу,зато все деревни ему знакомые, а в деревнях тьма своих мужиков. А чтокомбриг танковых войск без войска? Всей и цены, что пистолет в кармане даграната на поясе. Правда, Преображенский и не стал кичиться, какнекоторые. Барсук принял, спросил, какую комбриг должность хочет. А какаятам должность в отрядике, где сорок человек? "Хоть рядовым, лишь бы немцевбить". Так и пошел рядовым в наше отделение. А я отделенным. Понижение,конечно, ведь действительную помкомвзводом служил, старший сержант был.

   - Велика шишка! Я вот старшим лейтенантом был - и ничего! - Бритвиндовольно оглянулся на Данилу, ища внимания. - Полгода рядовым проходил.

   - Да, конечно. Но не в том дело. У меня тоже такие вояки собрались, чтоне стыдно и отделенным побыть: один секретарь райисполкома, милиционер изПолоцка, два лейтенанта и этот комбриг Преображенский. Сначала думал,будет пререкаться, палки в колеса ставить. Опять же, как мне, по возрастувдвое моложе его, командовать таким? Потом оказалось, еще и академию вМоскве окончил. Да ничего, принюхались. Был тихий, молчаливый, как всем,так и ему. Сам в очередь на посту стоял, шалаши строил. Разве что наганему лейтенант чистил. И все-таки не ровня нам, молодым, в этом мы скороубедились. Человеку за пятьдесят, как ни тщится-старается, а видно: силыне те. Тот раз ему особенно плохо было. Оказывается (проговорился потомуже, как в баньке лежали), радикулит донял. И правда, тянет все ногу иморщится. Тогда мы, двое помоложе, и то без ног остались, а ему где уж!Начал отставать. Лесок прошли, три раза останавливались, поджидали, а какже: отстанет, потеряется, пропадет. Лейтенант уже взял у него и сумку -больше не дает ничего. "Никакой поблажки, - говорит. - Нечего баловать